Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Savesine Van’ka

Corpus: Tales

Central Eastern Veps

Informant(s): Калинина Александра Леонтьевна, 1909, Пондала (Pondal), Babayevsky District, Vologda Oblast
recording place: Пондала (Pondal), Babayevsky District, Vologda Oblast, year of recording: 1981
recorded: Онегина Нина Федоровна

Source: Вепсские народные сказки, (1996), p. 163-165
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №2662/18
НА КарНЦ, кол.83, ед.хр.169

Savesine Van’ka
(Vepsian)

Elotihe ukoine da akaine.

Tegihezoi vanhad.


Staruhaine pagižeb, ištub da kezordab, kožliižou loučas ištub.


Ukoine länguded kohtendab.


- Uk, kut-žo nügude elaškam-se?


Iče mö-se vanhtuim, sötkid-ne mijou iile, poigad iile, iile tütärt, mida söškam?



- Davai, staruh, kaigam saved, tehkam savesine Van’ka.

Saved kaiviba, pekstihe, Van’kan tehtihe savespäi, pandihe päčhe kuimaha.



Van’ka sigau hotkas kuiv' dai pagižeb:
- Tatoi, mamoi, avaikat, mina g'o kuivin.


Tatoi, mamoi aveitihe.

Van’ka läks’ päčispäi:
- Ankat söda!


A söda oli vähäine, Van’kale anttihe, enamba söda iimida.


- Van’kaine, enamba söda mijou iile.


Iile, ka mina tiid sön.

Kožliižen s'ui, starahan s'ui, länguded ukoižuu s'ui, ukoižen s'ui.


Läks’ deruun'aha astmaha: vüu söda tahtoib.


Tul'dihe d'oočk'ad vastha, asttas logolo haravoidme.

- D'oočk'ad, mina tiid’ sön.


Mamtain' s'uin', tattain' s'uin', nügut tiit'-ki sön.


Ka ala .


Hän kaikid' nenid’ d'oočkid s'ui.


Vähäižen asttihe.

Tul'dhe prihäd vastha.


- Kuna, prihäd, läksit'?


Radolo.


Mina tiid' sön.


Tattain' s'uin', mamtain s'uin', d'oočkid' s'uin', tii'-tki sön.


Oi, sina bröngvac, prihid s'ui.


Asttihe möstona.

Tul'dhe akad vastha, lituukoidme.


- Akad, mina tiid' sön.


Tattain' s'uin', mamtai'n s'uin', d'oočkid' s'uin', prihid s'uin', tiit'-ki sön.


Oi sina bröngvac, kaikid s'ui.


Asttas möst mužikad gäl'ghe akoile lituukoime.

- Mužikad, kuna läksit'?


Niitmaha.


Siiškat väheine, mina tiid' sön.


Ka mihe sina miid' söd?


Mina söda tahtoin'.


Tattain' s'uin', mamtain' s'uin', akoid' s'uin', d'oočkid' s'uin', prihid s'uin', tiit'-ki sön.


Oi, sina bröngvac!


Kaikid' mužikoid' s'ui.


Astub koza.

Savine Van’ka astub vastha.

- Koza, mina sindai sön.


Nu, söd ka .


Mina kaikid' s'uin'.


Sanui möst, keda s'ui.


- Nu, sina seižu mägen au, a mina prämo...
sina aveida su... Sineiž suhu g'okson, – koza pagižeb.

Van’ka sun avaiž, käded levit’, seižub.


Koza g'oks’, g'oks’, da ku vacha paig'aiž karahtoitta sarvil'.


Nece savesine Van’ka kaik muren’, savikogoks mäni-ki.


A koza gäi.


Enambad gäl'ghe sida saves Van’koid ii tehkoi, siičas tol'ko päčid', päčin'pohg'ad.



Kaik.

Глиняный Ванька
(Russian)

Жили старик со старухой.

Состарились они.


Старушка говорит, а сама сидит с прялкой на лавке да прядет.


Мужик чинит хомут.


Старик, как мы теперь жить-то будем?


Сами мы состарились, кормильцев у нас нет: сына нет, дочери нет, что мы есть-то будем?


Давай, старуха, накопаем глины, сделаем глиняного Ваньку.

Накопали глины, размяли ее, Ваньку из глины сделали, поставили сушиться в печку.

Ванька там быстро высох и говорит:
Отец, мать, откройте, я уже высох.


Отец и мать открыли.

Ванька вылез из печки:
Дайте поесть!


А еды было мало, дали Ваньке, съел, больше есть нечего.

Ванюша, у нас больше ничего нет.

А нет, так я вас съем.

Прялку съел, старуху съел, хомут съел и старика съел.

Пошел по деревне: еще есть хочет.


Идут девочки навстречу, идут они на пожню с граблями.


Девочки, я вас съем.

Я мать съел, отца съел и вас теперь съем.


Не ешь нас!

Но он съел всех девочек.

Прошел немного.

Идут навстречу парни.


Куда, парни, пошли?

На работу.

Я вас съем.

Я отца съел, мать съел, девочек съел и вас съем.


Ой, ты, толстобрюхий, съел и парней.

Опять идет.

Идут навстречу женщины с косами-литовками.


Женщины, я вас съем.

Отца я съел, мать съел, девочек съел, парней съел и вас съем.


Ой, ты, толстобрюхий, съел всех.

За женщинами вслед идут уже мужики с косами.

Мужики, куда пошли?

Косить.

Постойте немного, я вас съем.

Да почему ты нас съешь?

Я есть хочу.

Я отца съел, мать съел, девочек съел, парней съел, женщин съел и вас съем.


Ой, ты, толстобрюхий!

Всех мужиков съел.


Идет коза.

Глиняный Ванька идет ей навстречу.


Коза, я тебя съем.

Ну, съешь, так ешь.

Я всех съел!

И рассказал, кого он съел.

Ну, ты стой под горой: я прямо.... в рот к тебе забегу... Ты открой рот только, – коза говорит.

Ванька рот открыл, руки растопырил, стоит.

Коза бежала, бежала, да как треснет рогами в живот.

Глиняный Ванька разбился, превратился в кучу глины.


А коза осталась.


После этого из глины ванек больше не делают, теперь только печки делают из глины.


Все.