Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Sananparret

Corpus: Dialectal texts

Tulmozero

recording place: Колатсельга (Kolatselgü), Prjazhinsky District, Republic of Karelia, year of recording: 1964
recorded: Рягоев Владимир Дмитриевич

Source: Г.Н. Макаров, В.Д. Рягоев, Образцы карельской речи. Говоры ливвиковского диалекта карельского языка, (1969), p. 186-192
НА КарНЦ РАН, ф. 1, оп. 2-ф, колл. 157.

Sananparret
(Livvi)

Agjat vastakkah ei tävvü.

Aijan mugah i päiväne pastaa.

Aijan vereen salbaat, mieron suudu et salbaa.


Andajal käzi väzüü, ottajal ei väzü.

Armahalloo mennes viizi virstaa ewlo veeree.

Čoma on ainos čoma, viizas ewle ainos viizas.

Ei külvö kül’l’äs pie, ku ei kazvo kawnistanne.


Ei ole küläl küzümistü midä kois keitetäh.

Ei pahas hüvee rod’ei.

Eigo kangastu katkiemattomaa, eigo lastu itkemättömää.

Eigo mečäs puut ühtenjüttüöt, eigo rištikanzat ühtenjüttüöt.

Elettü valgei, elämätöi mustu.

Elostu rištikanzu sit kiittee, konzu roih kablukat lawčal, nenä pal’čal.


Eläjes rodie kädeh libo jalgah rattu.

Elämine ewle kägiemine.

Etgo päivästü käil tabaa, etgo ozaa käil ota.


Hiirel hammastu ei kivistä.

Hukkaa pagiet, kondii vastah.

Hüvä mieleh juohtuu, paha ni mieles lähte ei.

Hüvä on elee sit, ku lapset on laavulleh, žiivatat siivolleh.


Igä elä, igä mustele.

Itku markinois ni midä ei awta.

Kaatu vezi stawččah ei tule.

Kaksi valdaa vazal: elännööleevü lämmembi, töllönnööleevü väl’l’embi.


Kanzan kaaššu on sagiembi.

Kažil kiža, hiirel surmu.

Kattil padaa, pada kattilaamollembil bokat mustat.

Keitit kaašan, ga voidu älä žeel’eiče.

Kel lehmüsil čupoi, kel ukkosil plokku.

Ken midä eččii, se sidä i saa.

Ken mullostu mustelloo, silmü pees pakkukkah.

Kenen hebo veis, sen käzi süvimäs.


Kewhü on jänöi mečäs, sil ongi haabaa kül’l’äl.

Kielen česti on uksessah.

Kiiseli sündüü vaččah, pappi kirikköh.

Kirveheh hot’ ei kiitetänne, no luzikkah ei moitita.

Kodikopeikku on kallehembi külärubl’aa.


Koiru pidee süöttee enne meččäh menendee.

Koin köwhtüttäjes pidee liigu kerdu maata.

Kudai raado voibi raada tänäpäi, älä jätä huomeneh.

Kudamah kaivoh süllet, sit kaivos vettü juot, da sanot, što magei on.


Kui jumal käsköö, mugai elä.

Kui soitetah, mugai pl’äšit.

Kullan kulakkazet, ku äijänpäivän piiraazet.

Kunne hebo, sinne regi.

Kuomu sanoi kaimal, kaimu kaikel mierol.

Kurikkanegi paččahan peeh kuivaa.

Kus hebo piehtaroičeh, sih karvu katkenoo.

Kus kibei, sie käzi, kus abei, sie silmü.


Kuuzeh jablokkaa ei kazva: ken saa, se roih.

Kün’äzpee olis lähil, ga et pure.

Laske počči pertih, häi i pahnan laadii.


Leikattu leibü ei ühteh tartu.

Leskinaine, ku aijatoi halmeh: joga tuuli koskuu.

Maamo lapsel n’ännin suuh annat, a mieldü et anna.

Magaajan kisan suuh hiiri ei juokse.

Merdü et kirvehel täwtä.

Merimies maksaa kaksi maamiestü.

Mi on selväl mieles, se on humalniekal kieles.


Mi on vierahas hüvüttü, se on omas pahuttu.

Mieli hüvä, kaksi parembi.

Mieros ku meres.

Mi küntü kuobijaa, se n’uokkaa n’uokkijaa.

Mieros niittinepakiččijal paidane.

Migäli katettu, sigäli jalgoi oijendat.

Min künäl kirjutat, sidä künnel et kuovita.

Mittune heinü, moine i süöjü.

Mittune lukošku, moine i kriišku.

Mittuon hirven hiihtit, moizel i tal’l’al magaat.


Mittuot hurmat (format), moizet i bul’kat.

Mučoi taloih, ku sieni puččih: eigo ole hüväl gost’al torielkal panna huigei, eigo ole pahal gost’al riehtiläl edeh panna huigei.

Mustele, hebo, helehtü kezee.

Naimah potakoiče, kenen peel vihas olet.

Nagrajan suuh on parembi kaččuo.

Nuori aigaine on ku kaste heinän pees.

Nälgü ewle t’ädi.

Nälgü reboin ridah vedee.

Nägü lindu lennändee müö, ristikanzu tabaa müöte.

Oigei otvietas, veerü külles kaččow.

Oinahan očču on ainos veres.

Olgah vai nieglu nenee, küläs laijah puras peree.


Olis kädüöt kuldazet saamah, da suu on šittane süömäh.


Omas kois koiru ongi suuri.

Ostas koiru lihaa, ga vähän raadaa.

Ozaa käil et ota.

Ottajes on neidine omenanmarju, pidäjes roih pahembi pakačinmarjaa.


Peeliči n’avas et hüppee.

Piendü heboo muil kiitä, a iče istoi suurel regeh.

Pieni mužikku on kai tavannu, a pieni puu oksannu.

Puhu hiileh, kuni on hiilavu.

Pure sormee, libo tostuühtü kibei on.

Pustettu turki on lämmembi, l’üödü akku armahembi.

Päčči da vačču ei vellakse vuoteta.

Raadajan kädeh rattu, raadamattomah kaksi.

Roih maal eläi, roih i eineh.

Sanasaares et ole jeennüh, a n’eroniemeh et ole puuttun.

Sanottu ku veičel leikattu.

Suuren meren kierät, pahaa miesty et kierä.

Suuri on surmu silmäl nähten.

Süö nagris sügüzüs, miehele mene nuorennu.

Taiginpäivü on emändäl ku tawdipäivü.

Teräs vai pestä, hamaras iralleh olemmo.

Toizel mieldy et anna, ku ičel ei tävvü.

Toizes talois toizin i vezi kannetah.

Tugi heinee ei süö.

Tuhmaa rištikanzaa eigo künnetä, eigo külvetäiče kazvaa.


Tuhmus on pahembi varrastandaa.

Tuhmus rištikanzaa ei tapa, piinavol pidee.

Tuhupäivü on nuorien miehien nuottupäivü.

Tulemata vois olla, ga lähtemättä ei saa.

Tuulel aidaa ei laita.

Tühjän keitändäs tühjü i palku.

Vahnaten libo nuoreten pidee luu purta.

Vanhu leibü-suolu ei süötä.

Valmisei kawnis.

Vara venehty ei kaa.

Vierahien kel saa, oman kel süö.

Vierahas vallas, ku kala merras.

Vieras käzi on vilu šižälis.

Vihmas vedeh et hüppee.

Vilu-vieras, külmü-kuoli.

Vuozi naiduw nagretah, kaksi kuoliedu kaimatah.

Vuvven aloh äijü vettü valuu.

Vähä valehtus on puhien kawnistus.

Vähät varat vävülöis, tühjät varat tüttäris.

Ühtes puus laijah obrazulawdaa dai heščehangoo.

Älä aja heboo kunutal, aja kagrukapal.

Älä eči salgoo salos, ku salgo on saabran tüves.

Älä omal aršinal meeräile.

Пословицы и поговорки
(Russian)

Концы с концами не сходятся.

И красно солнышко на всех не угождает (‘По времени и солнышко светит’).

Чужой ротне огород: не приставишь ворот (‘Ворота изгороди закроешь, лишь рта людского не закроешь’).

У дающего рука устанет, у берущего нет.

К милому семь (‘пять’) вёрстне околица.

Красивыйвсегда красив, хитрыйне всегда хитёр.

Верь всходам, когда зерно в закром засыплешь (‘От посева сыт не будешь, если рост всходов не украсит’).

Кому какое дело, что у меня болело (‘Нечего деревне спрашивать, что дома варят’).

Из худого хорошего не сделаешь.

Нет холста нервущегося, ребёнка неплачущего.

В лесу лес не равен, в мирулюди.

Прожитоесветлое, непрожитоетёмное.

Хвали день к вечеру, а жизньпри смерти (‘Человек хвалит жизнь тогда, когда каблуки будут на лавке, нос на полке’).

В жизни наживёшь мозолей на руки или на ноги.

Жизнь прожитьне поле перейти (‘Жизньне обещание’).

Счастье не палка: в руки не возьмёшь (‘Солнца рукой не достать, счастья рукой не взять’).

У мыши зубы не болят.

Из огня да в полымя (‘От волка убегаешьмедведь навстречу’).

Добро вспомянется, а лихо и не забудется.

На что и клад, коли дети идут в лад (‘Хорошо жить тогда, когда дети идут в лад, и скотина в порядке’).

Век живи, век помни.

Москва слезам не верит (‘Слёзы на ярмарке не помогут’).

Пролитую воду всю не соберёшь (‘Пролитая вода в миску не вернётся’).

Вольному воля (‘Два выбора телёнку: будет житьхлев теплее, околеетхлев просторнее’).

Артельная каша лучше (‘Мирская каша всегда гуще’).

Кошке игрушки, а мышке слёзки (‘смерть’).

Горшок над котлом смеётся, а оба чёрные.

Заварил кашу, так не жалей масла.

У кого коровау того и блин, у кого мужтой и тумак.

Кто ищет, тот всегда найдёт (‘Кто что ищет, то и найдёт’).

Кто старое помянет, тому глаз вон.

Своя рука владыка: чего хочет, то и волочит (‘Чья лошадь поглубже в воде, того и рука в глубине’).

Беден заяц в лесу, но и у того осины вдоволь.

Языка честь до порога.

Найдётся место киселю в желудке, а попу в церкви.

К топору хотя не хвалят, но к ложке не хулят.

Свой сухарь лучше чужого пирога (‘Домашняя копейка дороже в деревне в долг взятого рубля’).

На охоту ехатьсобак кормить (‘Собаку надо кормить до охоты’).

Долго спатьдолг наспать (‘Чтобы дом обеднел, надо лишний раз поспать’).

Сегодняшнюю работу на завтра не откладывай.

Не плюй в колодец: пригодится воды напиться (‘В который колодец плюнешь, с того попьёшь да скажешь, что вкусно’).

Живи, как Бог велит.

Как аукнется, так и откликнется (‘Как играют, так и пляшешь’).

Милого кулачки, что пасхальные пирожки.

Куда игла, туда и нитка (‘Куда лошадь, туда и сани’).

Что знает кум, знает и кумова жена, а по нейвся деревня.

И колотушка на столбе засыхает.

Конь, где поваляется, везде клок шерсти оставит.

Где мило, там глаза, где больно, там рука (‘Где больно, там рука, где досадно, там глаза’).

Яблок на сосне не бывает (‘На ели яблоки не растут: кто рожает, тот и родится’).

Близок локоть, да не укусишь.

Посади свинью за стол, она и ноги на стол (‘Пусти свинью в избу, тут она и место приготовит’).

Отрезанный ломоть не приставишь.

Вдова, что поляна без изгороди: любой ветер коснётся.

Мать ребёнку грудь в рот положит, а ума не вложит.

Под лежачий камень и вода не течёт (‘Спящему коту и мышь в рот не забежит’).

Море топорами не наполнишь.

Моряк стоит двух сухопутных.

Пьяный, что малый: что на уме, то и на языке (‘Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке’).

Сколько от чужого добра, столько же от своего зла.

Ум хорош, а два лучше.

В мире, что в море.

Сколько ногтей скребущих, столько же клювов клюющих.

С миру по ниткеголому рубаха.

По одеялу ножки растягиваешь.

Что написано пером, того не вырубишь топором.

Каково дерево, таков и плод (‘Какова трава, таков и едок’).

Каково лукошко, такова и крышка.

Каков работник, такова ему и плата (‘Какого лося загонишь, на такой и шкуре поспишь’).

Какова матка, таковы и детки (‘Каковы глазницы, таковы и глаза’).

Молодуха в дом, что грибы в бочку: хорошему гостю на тарелке не стыдно подать, плохому гостю на сковороде подать.

Вспоминай, лошадь, знойное лето.

Жениться советуй тому, на кого зуб имеешь.

На рот смеющегося приятнее смотреть.

Молодостьзолотое время (‘Молодость, что роса на траве’).

Голодне тётка.

Голод лису в ловушку гонит.

Птицу узнают по полёту, а человека по характеру.

Ни в чём невинный в ответе, а виновник со стороны смотрит.

Лоб бодливого барана всегда в крови.

Скажешь на ноготок, а перескажут с локоток (‘Был бы конец иголочки, а в деревне раздуют до пешни’).

Руки золотые, да горло мишурное (‘Руки золотые зарабатывать, да рот поганый поедать’).

В своём доме и собака хозяин.

Ел бы пирог, да в печи сжёг (‘Купила бы собака мяса, да мало работает’).

Счастье не палка: в руки не возьмёшь (‘Счастья в руки не возьмёшь’).

Когда завлекаешь девушку, она как медовая ягодка, а женишься на ней, становится хуже крушины.

Выше своего носа (‘пупа’) не прыгнешь.

Маленькую лошадь хвали у других, а сам садись к большой в сани.

Маленький ростом мужиквесь злоба, маленькое деревовсё в сучьях.

Куй железо, пока горячо (‘Дуй в уголь, пока горячий’).

Укуси за палец или другойодинаково больно.

Вытрясенная шуба теплее, проученная жена милее.

Печка да желудок в долг не ждут.

На руке работающего мозоль, у бездельникадве [мозоли].

Родился бы человек, а краюха хлеба готова (‘Будет на свете человек, будет и пища’).

На словесном острове побывал, а на мыс умения не попал.

Сказаносделано (‘Сказано, что топором отрублено’).

Большое море обойдёшь, а плохого человека не обойти.

Видимая смерть страшна (‘Смерть велика лишь глазом видеть’).

Ешь с голоду, а люби смолоду (‘Репу ешь с осени, замуж выходи смолоду’).

Хлеба печь, что в постель лечь.

Лишь бы от острия спастись, а от обуха свободны.

Дал бы ума, да своего мало (‘Другому ума не дашь, коль у себя не хватает’).

Что ни двор, то обычай (‘В соседнем доме по-другому и воду носят’).

Запас пить-есть не просит (‘Подпорка стога сено не кушает’).

Дураков не сеют, они сами родятся (‘Глупых людей не пашут и не сеютони сами родятся’).

Бывает простота хуже воровства.

Глупость человека не убивает, лишь терзает.

Метельпогода для молодых неводом рыбу ловить.

Можно не приходить, а придя, нельзя, чтобы не уйти.

При ветре изгороди не ставят.

Какова работа, такова и плата (‘За пустое дело пустая и плата’).

В старости или молодости придётся косточку перекусить.

Старый хлебсоль не кормит.

И готово, да бестолково (‘Некрасиво’).

Запас лодки не опрокинет.

С чужими зарабатывай, а со своими кушай.

Под чужой властью, что рыба в мереже.

Чужая рука холодна за пазухой.

От дождя уйдёшь, а от беды не уйдёшь (‘От дождя в воде не укроешься’).

Чужой равнодушен, мёртвый холоден.

Над женатым год смеются, а покойника два года оплакивают.

За год много воды утечёт.

Небольшая ложьукрашение речи.

Мало опоры на зятьев, пустая надежда на дочерей.

Из одного дерева строгают доски для икон и черенки для навозных вил.

Лошади не плеть покупают, а овёс (‘Не гони лошадь кнутом, а гони мерой овса’).

Не ищи подпорки в глуши, коль она рядом со стогом.

На свой аршин не меряй.