Texts

Return to list | edit | delete | Create a new | history | ? Help

Kui ongel’e kävüin

Corpus: Dialectal texts

Kondushi, Narrative

Informant(s): Трофимов Иван Иванович, 1889
recording place: Филипповская (Zubrova), Lodeinopolsky District, Leningrad Oblast, year of recording: 1959
recorded: Макаров Григорий Николаевич, Тарасов В.П.

Source: Г.Н. Макаров, В.Д. Рягоев, Образцы карельской речи. Говоры ливвиковского диалекта карельского языка, (1969), p. 21-22
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №83/14


Kui ongel’e kävüin
(Livvi)

Ongel’e kävün, čüöttüö keriän, šl’öppüö keriän, siiten menen, ongirịagah siiman sidon i lähten d’ogie müö.

Ül’äh menen, alah menen, sie hawdah azetun, on hawgahažie



Brodat oldịh koiš kudotut, seiččimin s’еinin značit, s’einii müö viihtetäh nenne babbit.

Akat net kudottih koiš.


Kodịkudohižil, niilöil brodil kävüimmö brodale müö.


No sit kalịa saimo!


Kävüimmö Svirskuin tịakse (tiijät Svirskut, manasterit, sie ollah järvet).

Sinne kävüimmö, sie on Kukas-d’ogi, kävüimmö Madrad-d’ovele.


A nügü brodịi ei ole nimittumii meil siiten.

Enimän, kačo, ongele kävün.


Kalịa vähem tulow, ga et midä lịaji.


Kalịa on: hawgii, ahvendo, särgii.


Ohotale en kävü... a zvierii, kačo, on.

On kondịadu suwrdu, on hukkịa, on rebuodu, on oravịa, on kuniččịa, sagarmuo i ondatrịa.


I moštu on, kačo, nügü meil’.


Vot ohottịa pidäw Troškovan Jiakol küzel’l’ä.


Häi i nügü kävüw meččäh.


Как я ходил на рыбалку
(Russian)

Хожу на рыбалку, накопаю червей, собираю лягушек, потом иду, завязываю леску на удилище и отправляюсь по реке.

Иду вверх, иду вниз, там останавливаюсь у глубокого места (‘ямы’), где водятся небольшие щуки...


Бредни были домашней работы (‘были вязаные дома’) по семь стен, значит, вдоль стен наматывали их бабы.

Женщины их вязали дома.


Этими бреднями домашнего вязания мы ходили ловить [рыбу].


Вот тут уж рыбы добывали (‘доставали’)!


Мы ходили туда, к Свирскому монастырю (знаешь Свирское, монастыри, там есть озёра).

Мы ходили туда, там есть река Кукас, ходили [также] на реку Мадрад.


А теперь у нас нет никаких бредней.

В большинстве случаев, как видишь, хожу на рыбалку с удочкой.


Рыбы ловится меньше, но ничего не поделаешь.


Водится рыба: щука, окунь, плотва.


На охоту не хожу... а звери-то водятся.

Встречаются большие медведи, есть волки, есть лисицы, есть белки, есть куницы, выдры и ондатры.


И такие звери, видишь, теперь у нас водятся.


Вот про охоту надо расспрашивать Трошкова Якова.


Он и теперь ходит в лес.