Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Brihačunnu meččiä piluamas

Corpus: Dialectal texts

Kotkozero

recording place: Мегрозеро (Mägräd'd'ärvi), Olonecky Destrict, Republic of Karelia, year of recording: 1963
recorded: Вяйзинен Т. И., Макаров Григорий Николаевич

Source: Г.Н. Макаров, В.Д. Рягоев, Образцы карельской речи. Говоры ливвиковского диалекта карельского языка, (1969), p. 121-122
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №223/1

Brihačunnu meččiä piluamas
(Livvi)

A meččäh kaheksandel l’ähtiin...

Ni sinä et usko, što minä l’ähtiin meččäh.


A midä minä ruavoin?


Pilaingo, vai kuarziingo, vai midä?


No muwdu en ruadanuh, ga hot tämä ga [pola] l’ekui, nenga säriži talvel.


Pola l’ekui, el’l’endätgo, mih niškoi l’ekui?


Nu, značit, viluw häi l’ekui: minä säriziin, ruadanuh en, en toimitannuh, a meččäh pidi mennä.


Meččükel’l’ažeh tungiimokseh nenga, gurvalleh, sie savvus oliimmo.

Meččükel’l’ainetämä pertiine.


On uksi gu neče pikkaraine stolaine.


Oi huvem stolaštu!


Sinne tungetos, sie on päččiine: sitgo keität, sitgo olet, sitgo pitaičetos, sitgo maguat, sitgo kai.


N’edälingo, kaksi.


Sit kodih tulet da pezetös kül’üs.


Kenenkebo ruavoin?

Ga tuatan kel’e ruavoin, da ruadajien kere.


Da konzu kaksi hengie puwttuw, kaksi hebuo ühteh, značit, niijen kel’e i ruat.


Zarabotkat?


Kolme rubl’ua enništü, nu nikolajewskoidu.


Kolme mužikkua da hebokolme rubl’ua sai kaikil’e...
n’edälis.

Erähän kerran guviiži rubl’ua, ga heitä ruado!


"Oi, sanot, huavo jawhua puwtui n’edälis’".


Minule, kačo, puwtui semmoštu ruaduo ruadua, tädä hüviä dobrua.

Мальчиком на лесозаготовках
(Russian)

А в лес на восьмом году я пошёл...

И ты не поверишь, что я таким [маленьким] пошёл в лес.


А что я там делал?


Пилил ли, или сучья обрубал, или что?


Ничего другого не мог делать, так вот, но пола шубы дрожала, дрожала пола эта зимой.



Пола шубы дрожала: понимаешь ли, из-за чего пола дрожала?


От холода она дрожала, пола-то: я дрожал, я не работал, не умел работать, а в лес надо было идти.



В лесную избушку (‘кельюшку’) втискивались этак на четвереньках, там в дыму мы и были.

Лесная избушкаэто небольшая избушка.


В неё ведёт (‘имеется’) дверь, величиной с этот маленький столик.


Даже меньше столика!


Туда втискаешься, там печурка: тут ты и варишь, тут же ты находишься, тут ты и питаешься, тут ты и спишь, тут ты и всё делаешь.


Неделю ли, две ли.


Потом домой приедешь да вымоешься в бане.


С кем я работал?

Так с отцом я работал да с другими лесорубами.


Да иногда два человека попадутся вместе, с двумя лошадьми, значит, с ними и работаешь.


Заработки?


Три рубля старыми [деньгами], ну, николаевскими.


Три мужика да лошадьтри рубля на всех можно было заработать...
за неделю.

Если в иной раз удается пять заработатьпять рублей, так очень хорошо!


«Ой, – скажешь, – мешок муки удалось [заработать] за неделю!».


Мне смотри, приходилось на такой работе бывать, этого добра [доставалось].