Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Akimat

Corpus: Dialectal texts

Southern Ludian (Svjatozero)

Informant(s): Баранцева Анна Игнатьевна, 1895, Пелдожа (Pelduoižen külä), Prjazhinsky District, Republic of Karelia
recording place: Петрозаводск, Republic of Karelia, year of recording: 1969
recorded: Баранцев Александр Павлович

Source: А.П. Баранцев, Образцы людиковской речи. Образцы корпуса людиковского идиолекта, (1978), p. 105-106
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №1379/15

Akimat
(Ludian)

Nu otamme nügü Märän pereh, miituine oli?

A Akiman edgo sanonu.

Nu davai Akiman, nu.

Nu, Akimas tožo oli...

Märän sanot sigä?


Toižele riädül’e.


Akimou oli üksinäh, ainuoi poige oli, ej olnu vel’l’et ni kedä.


Ühte prikol’enait se Makarovanker ol’d’ih kai hüö.


Mačin Akiman kirguttih.


Akimov Vasil’ Akimič kirguttih.


Hänell oli Pelduoižis nainn oli.


Nu, i oma pereh, muid ni ked ei olnu: sizärtte da ni kedä hänel’ ei olnu.


Lapset.


Nu vot oli enzimäine poige Šan’a oli, toine oli Peša, kolmais F’ed’a, tütär oli Maša da Pol’a.


Šan’a hätken brihašči ei nainu.

A Peša lähti afstriiskuoile voinale sii häi tožo sinnä tapettih vai hengiz liennou entiä.


Kunna zdals’a pl’enah vai kunna d’ oli.


Vie oli kird’ašte, kir’utti, a siit tägäpiä ei rubettu otvetimmah, siit, ej olnu, entiä kunna häi sinnä d’oudui.


Nu a F’ed’a oli nainnu omas küläs, St’opin Out’t’i oli akkannu; a Šan’a hätken brihašti, еj olnu ni midä nainu.

A Maša oli miehel Kindahas, Tiitas, se tütar heiden, a toin oli omas küläs Pedrin Vasal.

Sih heiden i kai pereloimu lopiiheze.


Nu siit kačo Fed’a se eläškänzi da voinissuai da kai da siit lähtedih voiniden aiga ičegi kuoli.


A Outti lähti lehmid viemäh, sinnä k enämbi müö ni nähnü emme.


Kolhoznoluoid lehmi lehmid lähti kouz voine se rodiiheze, tožo sinnä kuoli emme nähnü ni vous’o, ned muštan kui eno hüvin.


Siid heiden pereh.

Семейство Акиман
(Russian)

Ну, возьмем теперь семью Мяря, какая она была?

А Акиман не спросил?

Ну, давай об Акиман.

Акиман тоже были...

Да, ты о семье Мярян спросил?


Они там, в другом ряду.


Акимов жил один, он единственный сын был, братьев не было никого.


Они одного рода были с Макаровыми.


Аким Мачинтак их звали.


А еще звали Акимов Василий Акимыч.


У него жена была пелдожская.


Ну и больше никого у него не было: ни сестер, [ни братьев].


Были дети.


Первого сына звали Шаня, второго Пеша, третий был Федя, дочерей звали Маша и Поля.


Шаня долго был холостяком, не женился.

А Пеша пошел на австрийскую войну, его потом там и убили, или жив он, не знаю.


Сдался ли в плен, или куда попал, не знаю.


Еще были письма, писал, а отсюда не стали отвечать, потом не было писем, не знаю, где он там остался.


Ну, а Федя был женат в своей деревне, Оутти Степин была женой; а Шаня долго гулял, не был и женат.

Маша была замужем в Киндасове в доме Титовых, а ее сестра Поля была замужем в своей деревне за Васей Педрин.

Тут и все их родичи.


Ну, а потом, видишь ли, Федя, во время войны умер.


Оутти направили коров перегонять [в эвакуацию], и больше мы ее не видели.


Когда война началась, колхозных коров пошла перегонять, тоже там умерла, не видели ее больше, помню очень хорошо.


Тут и вся их семья.