Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Zubarin Afanas’ain pereh

Corpus: Dialectal texts

Southern Ludian (Svjatozero)

Informant(s): Баранцева Анна Игнатьевна, 1895, Пелдожа (Pelduoižen külä), Prjazhinsky District, Republic of Karelia
recording place: Петрозаводск, Republic of Karelia, year of recording: 1969
recorded: Баранцев Александр Павлович

Source: А.П. Баранцев, Образцы людиковской речи. Образцы корпуса людиковского идиолекта, (1978), p. 127-128
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №1379/25

Zubarin Afanas’ain pereh
(Ludian)

Kedä eli Zubarin Afanas’ain?

Ofonas’eil oli, li kaks poigat.

Iče Ofonas’ei oli nainnu Vašakas, F’odorouna oli.

Bes’odat pidi, bes’odah kävüimme sih ainos.


Siit ku viet häi hänele podojan’ain: kengi d’en’gad andau, ken midägi.


Ka siit sanou: ”Sür’d’än’ n’eičükät, pl’äššigät hot’ üöd i päit”.


Müö viemme, kouzgi leibät viemme, kouzgi d’auhot, kouzgi lihad viemme kouz midägi.


Siid ainos sanuoi: ”Sür’d’än neičukät, pläššigäd üöt i päit”.


Müö ku soberimo sigä neičükät ka, viemme kieras uzlan ka, odva kandai uzlan vot siit.


Nu a siid häi bes’oduoit pidi da kai.


Da siit lapsed net kazvettih, tožo paimettih, oli Miša da Il’l’e, da siid Oša-tütär üks oligi Oša.


D’o lapset kazvettih suured da rubettih burlakuoimah.

Miša ainos paimenzi, da siiten Il’l’e tožo paimenzi.


Da siid d’o kačo veduoih da kazakaks da Oša d’o ei kävünü lapsit kaččomah.


Oša mäni Viidanale, miehele, Čurkinale, Čurkinaks kirguttih.


Nu da siiten Miša se nai.


Kus häi nai?


En t’iä; Huabanovaz vai kuz, nai, nu, Miša se.


A Il’l’e nai, ol’d’ih nene meiden küläs kursantad ol’d’ih Topaz, Matr’uoin otti.


Da siit kačo d’älgele voinad hüö sigä L’eningrackuoiz oblastiz eletähgi, Miša se kuoli voinale, nu, a neče Miša eläu se.


Vai Il’l’e eläu se Matr’uoin kera, dai lapsed oldah L’eningrackuoiz oblastiz d’älgele voinat.


Se točno tiedäm.


Muga, kačo, gostih käveltäh ka vie küzeltäh toine tošte häi küzelemme, vieg oldah vahnad rahvas hengis.

Семья Афанасия Зубарин
(Russian)

Кто жил в доме Афанасия Зубарин?

У Афанасия было два сына.

Сам Афанасий был женат в Вашакове, Федоровна была жена.


В их доме вечеринки проводили, на вечеринку ходили туда все время.


Отнесешь ей плату: кто деньгами платит, кто что дает [из продуктов].


Тогда она скажет: «Девушки Сюрди, пляшите хоть ночи и дни».


Мы ей когда хлеба принесем, когда муки, когда мяса.


Всегда она говорила: «Девушки Сюрди, пляшите ночи и дни».


Мы, девушки, как соберемся вместе, так отнесем сразу ей такой узел продуктов, какой только нести можем.


Она вечеринки разрешала проводить в доме.


Потом дети выросли, их звали Миша, Илья да Оша, дочь одна и была.


Дети выросли и ушли на заработки.

Миша все время пас [скот], Илья тоже пас.


Потом работали на лесозаготовках или батрачили, Оша не няньчила детей.


Оша вышла замуж в Виданы за Чуркина, Чуркиным звали мужа.


Потом Миша женился.


Где он женился?


Не знаю, в Хуабанове или где женился Миша.


А Илья взял в жены Матрену.


После войны они там в Ленинградской области жили, Миша умер на войне, ой, Миша живет...


Нет, Илья живет с Матреной в Ленинградской области, и дети есть у них.


Это точно знаю.


Коль в гости ходишь друг другу, то обо всем расспрашиваешь, жив ли старый народ.