Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Nasten'ka-nevest

Corpus: Tales

Northern Veps

Informant(s): Власова О. Е., 1871
recording place: Залесье (Mecantaga), Prionezhsky District, Republic of Karelia, year of recording: 1947
recorded: Егорова

Source: Вепсские народные сказки, (1996), p. 74-77
НА КарНЦ, оп.43, №103, л.14-16

Nasten'ka-nevest
(Vepsian)

Ende eletihe ukk da akk.

Ukol da akal oli tütär i poig (nimid teda en).


Oli prihä tulnu toižiš maišpei aštjiid tehmaha.


Nece prihä necen neiččenke i oznakomihe.


Nu, batt’ da mamm koliškathe ka sanutaze prihäle:
«Poig, ala anda sizart edahaks mehele


Nu, nece sizar’ i sanub:
«Vs'o ravno män, koume vott olen d'o oznakominuze, en küzu, män


Nece prihä i läks’ rodn'ad keramaha ičeze male. A neižne pedajanno ičeze elon i kandiš, varastab prihäd Änižen randal.

Siid vel'l' ei anda ka prihile oli sanunu pilščikile:
- Voined ka dätkat sizaren, mina teide taga andan mehele.


Prihäd pilščikad-se old'he pahad, a neižne-se oli hivä.

Kacuht’ ka ajetaze karablil koumel otmaha.


Kezarusttįš päiviš kargįideke ka, garmoniideke tuld'he randale.


Prihäd unineglaižed pand'he adivole, hän letkele siga i tropni magatta.


Siid nece ženih tuli, hippäst’, noustab, pudištab, vedehe vöb.
Hän ii nouze.

Ženih küzub:
- Eilä ohvot tulda vai?


Nu, hänt dättihe, karabl'ad kät’he i lähttihe.

vaise lähttihe, ka hän i küpsaht’, neglaižed-se heittihe.


Hän i küzub i huikutab, vedehe mäb...


Küzub:
- Völak suul'dihe tulda?


Sanutaze prihäd:
- Suul'dihe koumel karablil tulda homen.


Möst tuloba, kuudel karablil tuloba, kezarusttįš päiviš, kargįideke, garmoniideke, paideke tuld'he randale.

Prihäd möst unineglaižed pand'he adivole, hän möst letkel venub.

Siid ženih hippäst’, tuli, noustab, pudištab, vedehe vöb, hän ei nouze.


Ženih küzub:
- Eilä ohvot tulda vai?


hänt dättihe, karabl'ad kät’he i lähttihe. Prihäd neglaižed i heittihe.

Adiv küpsaht’, küzub:
- D'o old'he?


Sanutaze: «Old'he da i lähttihe».


Hän huikutab, vedehe mäb...


Küzub:
- Völak suul'dihe tulda?


Sanutaze:
- Suul'dihe homen tulda ühccal karablil.


Möst tuloba ühccal karablil, kezarusttįš päiviš, kargįideke, garmoniideke.

Paideke tuld'he randale.

Prihäd möst unineglaižed pand'he adivole.


Hän möst letkel venub.


Ženih möst tulob, noustab, pudištab, vedehe vöb, hän ei nouze.


Möst lähtoba.


Prihäd unineglaižed i heittihe.


Adiv i küpsaht’, küzub:
- D'o old'he?


Sanutaze: «Old'he da i lähttihe».


Hän läks’, prostihe, kaiken elon tagaze kandiš i läks’ randad möto.


Sanub: «S'o ravno nenide taga en».


Tuli d'ogud, d'ogudes oli hougi puutnu noraižihe.


Sanub:
- Nasten'ka, pästa mindei!
Pästned, ka pahal aigal liinen hivä.

Hän hougen i päst’.


Nuguni mäni, mäni, ka puutnu däniž mugažno noraižihe, sanub:
- Nasten'ka, pästa mindei, pästned, ka pahal aigal liinen hivä.


Hän dänišen i päst’.


Mäni, mäni, ka tulob kondii, puutnu kläpcha.


- Pästa, - sanub, – Nasten'ka, mindei.

Nasten'ka sanub:
- Sina mindei söd.


Hän i sanub:
- En , koske en.


Hän i päst’.


Mäni, mäni, ka tuli suur’ d'ogi, must, leved.

Seiži, seiži: «Mii pidab tehta


Kacuht’ ka hougi i tuli, sanub:
- Nasten'ka, ištte milei i tabate šahlįiš.


Toižhe rahdha i vei.

Mäni, mäni, ka tuli so, eisa proitta, muga i uppotab.

Tuli däniž, sanub:
- Ištte, tabate korviš.


Hippi, hippi i toi kuivale male, päst’ hänt.


Kahtes bedas i päznu om.


Mäni, mäni, ka tuli kor’b tihed, käzi ei mülünu.


Tuli kondii, hänele kaiken lomai, tegi orgos tropan.


Hän i proidi.


Mäni, mäni, tuli pertiine, punoze.


Adiv i sanub:
- Päivhapei licom, a minuhupei pordhil.


Pertiine azotihe, ka hän i proidi pert'he.

Proidi vaise, božž ženihon i küzub:
- Kuspei oled da kenen oled?


Hän i sanub:
- Tötuško, ed ehtnu sötta-d'otta, a küzud.


D'o nece ženih i tuli, hän nühaib i sanub:
- Božuško, reskan hengen duhh om.


(A adiv-se škapha peitnuze).


Prihä se tuli ka i sanub:
- Reskan hengen duhh om silei.


Igaks žal’ liinob, adiv se hivä oli.


A božž-se i sanub:
- Ka tulnu om.


Prihä sanub:
- Kussai tulda ningomiš korbiš da d'ogiš?


Božž sanub:
- Ka tulnu om.


Hän škapašpei i päst’.

Adiv hippäst’, tuli, hänenke risteiti tervehtihe.


Gostili božannu, ženihon male i lähttihe höbol, telegal.

Невеста Настенька
(Russian)

Жили-были старик со старухой.

У них были дочь и сын (имен не знаю).


Жил тут и парень, пришедший из других мест, посуду делал из глины.


Этот парень познакомился с девушкой.


Ну, когда мать и отец стали умирать, они говорят сыну:
Сын, не отдавай сестру замуж далеко.


А сестра и говорит:
Все равно пойду, я уже три года знакома с ним, и не спрошупойду.


И парень этот пошел в свои края собирать свою родню. А девушка к сосне принесла все свое добро, ждет парня на берегу Онего, у сосны.

А брат не хотел отдать сестру и сказал парням-пильщикам:
Если можете, то остановите мою сестру, я отдам ее за вас замуж.


Парни-пильщики были гадкие, а девушкахорошая.

Видит: на трех кораблях едут за нею.

Прибыли красным летним днем, вышли на берег с пляской, с гармошками.


А парни-пильщики воткнули девушке сонные иголочки, она тут же и упала на песок.

А жених приехал, спрыгнул, будит ее, трясет, в воду относит.
Она не встает.

Жених спрашивает:
Не хочешь выходить за меня?


Ну, и оставили ее, корабли повернули и уехали.

Только они уехали, девушка вскочила: иголки-то выпали.

Она и зовет, и в воду вслед идет...


Спрашивает:
Обещали ли еще приехать?


Парни отвечают:
Обещали завтра прибыть на шести кораблях.


Опять прибыли они красным летним днем, на шести кораблях, явились с пляской, с гармошками, с песнями, вышли на берег.

Парни опять воткнули сонные иголочки девушке, она опять на песке лежит.

Жених спрыгнул, подошел, будит ее, трясет, в воду относит, она не встает.


Жених спрашивает:
Не хочешь за меня выходить?


И оставили они ее, корабли повернули. Парни иголочки и сняли.

Девушка вскочила, спрашивает:
Были уже?


Говорят: были и уехали.

Она зовет, в воду идет...


Спрашивает:
Обещали ли еще приехать?


Говорят ей:
Завтра обещали на девяти кораблях приехать.


Опять едутна девяти кораблях, с пляской, гармошками, песнями.
Подошли к берегу.

Парни опять воткнули девушке сонные иголочки.


Она опять лежит на песке.


Жених опять идет, будит ее, трясет, в воду несет, она не встает.


Опять они уехали.


Парни и сняли сонные иголочки.


Девушка вскочила, спрашивает:
Уже были?


Говорят: были и ушли.

Она простилась, отнесла обратно все свое добро и пошла по берегу.


Говорит: «Все равно я за них не пойду замуж», – думает она.


Навстречу река, в речке была щука, за веревочки зацепилась.


Говорит:
Настенька, освободи меня.
Если освободишь, то в плохое время пригожусь.

Она и отпустила щуку.

Шла, шла она, видитзаяц запутался в веревках, говорит:
Настенька, освободи меня, если освободишь, то в плохое время пригожусь.


Она и освободила зайчика.

Идет, идет она, навстречу медведь, в капкан попал.


Освободи, – говорит, – Настенька, меня!

Настенька говорит:
Ты меня съешь.


Он в ответ:
Не съем, не трону.


Она и освободила.

Идет, идет она, навстречубольшая река, черная, широкая.


Стояла, стояла она: «Что мне делать


Смотрит, щука подплыла и говорит:
Настенька, садись на меня и ухватись за жабры.


И перевезла на другой берег.

Идет, идет она, навстречуболото, пройти нельзя, такое топкое.

Прискакал заяц, говорит:
Садись на меня, ухватись за уши.


Прыгал, прыгал и принес на сухое место, отпустил ее.

От двух бед она избавилась.


Шла, шла она, навстречу густой лес, руку не просунуть.

Пришел медведь, проложил ей тропинку в густом лесу.


Она и прошла.


Идет, идет она, навстречуизбушка, вертится.

Девушка и говорит:
Повернись лицом к солнцу, ко мне крылечком.


Избушка остановилась, она и вошла.

Только вошла в дом, а крестная мать жениха и спрашивает:
Откуда ты и чья ты?


Она и говорит:
Тетушка, не успела еще накормить-напоить, а уже спрашиваешь.


Вошел жених, принюхивается и говорит:
Крестная, свежим запахом пахнуло.


(Девушка-то спряталась в шкафу).


А парень-то повторяет:
Свежим запахом пахнет тут у тебя.


Всю жизнь жаль будет: девушка-то хорошая была.


А крестная мать и говорит:
Да пришла она!


Парень говорит:
Как она смогла пройти: здесь такие чащобы и реки?


А крестная повторяет:
Да пришла она!


И выпустила девушку из шкафа.


Девушка прыгнула, подошла к нему, поцеловалась с ним.

Погостили они у крестной матери и поехали на лошади (на телеге) к жениху.