Тексты

Вернуться к списку | редактировать | удалить | Создать новый | История изменений | ? Помощь

Karjalakse pagižit?

Karjalakse pagižit?

карельский: людиковское наречие
Южнолюдиковский (святозерский)
- Karjalakse pagižit?
- Da, karjalakse. En tiijänny nimidä, daže en voinu pakita ičele ni vetty d’uoda, ni leibäd palašte, ni luzikkad kädeh ottada. No sid oli: tytöin ker puuttuimme kvartirah, tytär neče oli russkoi neičykäine. No rovestnicad minul ei olnuh, häi oli postarše. Sid minud häi nevvoi. Ozuttau i sanou ven’akse, i minä omah kieleh. I vot minä muga vähäižel opastuin. Sid tulimme, työttih meid edele, sid kaiken talven ajoimme heboluoil, mašinal kai, i do Jaroslavle, tuodih sinne. Sid Jaroslavl’aspäi työttih kyläh sinne, sovhozuoih. Nu, vot. Sid siegi maman ker elimme. Häi kävyi pakičemah, štob eläda, a minä en voi mända. En voi pakita, sit lučše nälgäh kuolen, no en lähte. Minä hoz’aikan ker elin, hoz’aika minut školah gotovii. I sit siga minä uudessah minä lopin, minä četįre klassa lopin, a sid uudessah lopin, tr’oh- , kolmandeh kluasassah učiimmos. Sid op’at’ voine lopei, kačo, i myö tulimme Belomorskah. S Belomorskas täs elin, zeml’ankuois. A vot sid zeml’ankoispiä, vot kui osvobodittih Petrozavodsk, sid tulimme kodih därilleh maman ker. I vot zavodimme ruata, da, Vašakas. Kai voimmo, muadu labd’uol zelenad, štobi obrabotat’ to muad, hebuoil ajelin, astuvoičin, tkaktoral pricepščikan olin jo postarše.

Родионова Александра

По-карельски ты говорила?

русский
- По-карельски говорила?
- Да, по-карельски. Ничего не знала, даже не могла для себя ничего попросить: ни воды попить, ни кусочка хлеба, ни ложку в руку взять. Но потом было: мы с девочкой попали в квартиру (жить), девочка эта была русской. Ровесниц у меня не было, она постарше была. Она мне и советовала. Показывает и говорит по-русски, а я на своём языке. И вот так я потихоньку выучила (язык). Потом приехали мы, нас дальше отправили, потом всю зиму на лошадях ехали, на машине всё, до Ярославля довезли. Потом из Ярославля в деревню, в совхозы. Ну, вот. Там мы с мамой и жили. Она ходила просить милостыню, чтобы выжить, а я не могла. Не могу просить, лучше я от голода умру, но не пойду (просить милостыню). Я с хозяйкой жила, хозяйка меня к школе готовила. И там снова, я четыре класса закончила, и потом снова закончила, до третьего класса училась. Потом война закончилась и мы приехали в Беломорск. А в Беломорске в землянках жила. А потом из землянок, когда Петрозаводск освободили, вернулись назад домой с мамой. И начали работать в Вашаково. Как могли, лопатой землю (копали), чтобы обработать землю, на лошадях ездила, землю боронила, как постарше стала, на тракторе прицепщиком была.