Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

"Kondian minä näin"

Corpus: Dialectal texts

Kotkozero

Informant(s): Григорьева Степанида Федоровна, 1902
recording place: Самбатукса (Sammatus), Olonecky Destrict, Republic of Karelia, year of recording: 1963
recorded: Вяйзинен Т. И., Макаров Григорий Николаевич

Source: Г.Н. Макаров, В.Д. Рягоев, Образцы карельской речи. Говоры ливвиковского диалекта карельского языка, (1969), p. 49-50
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №221/4

"Kondian minä näin"
(Livvi)

Kondian minä näin.

Meil oldih jäl’l’es voinua ül’en jugiat aijat, gor’at vuvvet.


Minul mužikkua ollut ei, kolmia lastu kazvatiin.


L’äpäköl’e meil rodih pos’olku.


Minul l’eibiä ollut ei, d’engua ollut ei.


Pidäw l’ähtiä maijon kele, l’ähtiä maijon kele minul L’äpäköl’e.


Huandeksel nowziin čuassuw viiži, paniin maidotakan s’el’gäh i l’ähten astumah.


Astun dorogua müöti Suwrel’e Suale päi.


Sit iče varuan kondiadu, ga sruasti varuan.


Otan kaksi kivüttü i kahtu kivüttü minä vastai nenga [čilkutan], štobi kondii ei tuliš minulluo.


Iče viä pajatan, štobi hot’ paginakseh, ei kondii minuw koskiš.


Astuin, astuin kilometrii hiarus päi kolme.

Kku sil’mät nostaldanhäikondii minule vastah, poikki dorogas juaksow.


Midäbö nügöi minä?


Oi minuw vaivaštu: "Karavuw, karavuw, karavuw!
minä nenga kirrun. Karavuw!

Kunne tuliit, kunne tuliit?


Tuh-tuh-tuh!"


Kondii piä alahpäi da perze ül’ähpäi, perze ül’äh, piä alahpäi, vai möttiäw, vai möttiäw, vai möttiäw.


Poikki troppažes juaksi kondii Niätsuarih.


Midäbo nügöi minä ruan?

Iäl’l’ehgo mennä, vai järil’l’eh l’ähtie?


Süännöwgo minun kondii, d’iädänehgo lapset, vai ei d’iädäne?


A d’iädäneh ga d’iädäheze!


Maijot muijetah, d’engua ole ei: pidäw l’ähtie iäl’l’eh L’äpäköl’e!


Minä iäl’l’eh L’äpäköl’e astuin.


Kondii minuw pöl’l’ästüi, minä kondiadu.


Minä L’äpäköl’e meniin, maijot möin, kodih tulles minule dovariššu l’öwdüi.


Kondian süömättäh piäziin.

«Я видела медведя»
(Russian)

Я видела медведя.

У нас после войны были очень тяжёлые времена, трудные (‘горевые’) годы были.


У меня мужа не было, троих детей растила.


У нас в Ляпякко лесной посёлок организовался.


У меня хлеба не было, денег не было.


Надо молоко продавать идти, идти с молоком мне на Ляпякко.


Утром я встала часов в пять, нагрузила на себя (‘спину’) кошель с молоком и отправилась.



Иду по дороге на Большое Болото.


А сама я боюсь медведя, страшно боюсь.


Беру два камешка и двумя камнями этими стучу друг о друга, чтобы медведь не подходил ко мне.


Сама ещё и пою, чтобы делать вид, что говорим (‘к слову сказать’), чтобы медведь не трогал бы меня.


Шла, шла от деревни километра этак три прошла.

Голову (‘глаза’) как поднимумне навстречу медведь через дорогу бежит.


Что теперь я буду делать?


Ой, меня, несчастную: «Караул, караул, караул!
я так кричу. Караул!


Ты куда пришёл, ты куда пришёл?

Тух-тух-тух


Медведь идёт, переваливаясь с ноги на ногу (‘голова вниззад вверх, зад вверхголова вниз’), все идёт да идёт, все идёт да идёт.


Через тропу пошёл (‘побежал’) в направлении к Ниатсуари.


Что я теперь буду делать?

Пойти мне дальше или вернуться обратно?


Неужели съест меня медведь, неужели дети останутся [сиротами]?


А будь что будет (‘останутся, так пусть останутся’)!


Молоко прокиснет, денег нет: надо идти дальше на Ляпякко!


Я дальше на Ляпякко и пошагала.


Медведь испугался меня, а я испугалась медведя.


Я дошла до Ляпякко, молоко своё продала, а на обратном пути мне попутчик (‘товарищ’) нашёлся.



Так я осталась цела и невредима (‘несъеденная медведем’).