Texts

Return to list | edit | delete | Create a new | history | ? Help

Petroskoil käündü

Corpus: Dialectal texts

Syamozero, Narrative

recording place: Руйсниеми (Ruizniemi), Suojarvsky District, Republic of Karelia, year of recording: 1965
recorded: Рягоев Владимир Дмитриевич

Source: Г.Н. Макаров, В.Д. Рягоев, Образцы карельской речи. Говоры ливвиковского диалекта карельского языка, (1969), p. 213-214
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №529/5


Petroskoil käündü
(Livvi)

Vot. Lähtiettih kolme Kindahan mužikkua Petroskoil.

Ajettih koispäi kilometri kolme.


Ninimägi proijittih, Priežü proijittih, Matrossah tuldih.


Matrossu proiji, tullah (Poštan küläkse sanotah) Polovinah (ven’äkse), sih ruvetah muate, pidie otdịhat’.


Hevot lasketettih, pandih sih regilöih, kai uberittih, ruvettih muate.


A sie tiettih, što kindahalaizet net ollah izvesnoit rahvas.


Nu üö muatah, huondeksel nostah miehet dai hevot val’l’astetah, kunnepäi on aižat ezin (Petroskoilpäi pandih illal ezin).

A mužikat kiettih aižat üöl [mut sie] kodih päi.


Ajetah, ajetah, tullah Priežäh.

"Kačovai, – sanow, – olis ku Priežü!"


Toine sanow: "Da ei, n’e možet bịt’ Priežü".


Lähtietäh, ajetah ielleh, tullah [ninimäil].


"Gu olis ku Ninimägi".


"Ei, – sanow, – ei ole" [Ajetah].


Tullah, üksi sanow: "Kačovai, tuos on minun akku, minun akku rannas sobie kuivua, rannas sobua pezöw".


"Rištikanzu rištikanzah koskeh", – toine mies sanow.


Tuldih järilleh omah kodih, Petroskoil ei piestü.


Поездка в Петрозаводск
(Russian)

Так вот. Отправились трое киндасовских мужиков в Петрозаводск.

Проехали от дому километра три.


Нинимяги проехали, Пряжу проехали, в Матросы пришли.


Матросы прошли, приехали в Половину (по-русски), а называют деревней Почта, тут останавливаются на ночлег, надо отдохнуть.


Лошадей распрягли, привязали тут к саням, всё убрали, улеглись спать.


А там знали, что эти киндасовскиеизвестный народ.


Переспали ночь, утром встают мужики и запрягают лошадей [в ту сторону], куда оглобли (в сторону Петрозаводска оставили вечером).

А другие мужики ночью повернули оглобли в сторону дома.


Едут, едут, приезжают в Пряжу.

«Смотри-ка, – говорит [один], – вроде бы Пряжа


Другой отвечает: «Да нет, не может быть Пряжа».


Трогаются, едут дальше, подъезжают [к Нинимяги].


«Вроде бы Нинимяги».


«Нет, – говорит, – не Нинимяги».


[Едут], приезжают, один говорит: «Смотри-ка, там моя жена, моя жена на берегу бельё сушит, на берегу бельё стирает».


«Человек на человека смахивает», – другой мужик говорит.


Приехали обратно к себе, [так и] в Петрозаводск не попали.