Texts

Return to list | edit | delete | Create a new | history | ? Help

Sviiz’en’ie on, šanotah...

Corpus: Dialectal texts

Tolmachi, Narrative

Informant(s): Suvorov Vasiliy Nikolayevich, 1897, Воздвиженье (Sviiz’en’ie), Maksatikhinsky district, Tverskaya (Kalininskaya) Oblast
recording place: Воздвиженье (Sviiz’en’ie), Maksatikhinsky district, Tverskaya (Kalininskaya) Oblast, year of recording: 1958
recorded: Fedorov F. A.

Source: Г.Н. Макаров, Образцы карельской речи. Калининские говоры, (1963), p. 42-43
НА КАРНЦ, ф. 1, оп. 23, ед. хр. 52, лл. 52-53


Sviiz’en’ie on, šanotah...
(Karelian Proper)

Sviiz’en’ie on, šanotah, Stuaroin tagada [tuodu].

Enžimäzet el’äjät tuldih šiel’dä vuotta kolme šadua.


Hyö šin’n’e jät’et’t’ih muan, ei ruven l’eibä kažvamah.


Tuahta že en’n’en ei pandu, i tuldih uwvella mestalla...


Miän kyl’ä baršinalla ei ruadannun, a kar’ielan kyl’ät Bormina, Pessogora ruattih baršinalla puolet kyl’ie, a toizet puolet ud’el’šinalla.

Hormat ei el’et’t’y n’äis’s’ä kyl’iis’s’ä, vain kar’ielat oldih.

Ud’el’šinalla el’et’t’ih kar’ielat paremmiin, bajar’i ei n’iin obiid’in, a baršinalla el’et’t’ih yl’en pahoin, kewhäl’d’i, pid’i ves’ma pahoin bajar’i.


Šilloin vet ka bajaršinalla ket ruattih: kolme päiviä bajar’illa ruattih, a kolme päiviä iččiel’l’ä.

Muat oldih annettu mužikoilla suamoit pahat.


Bajar’ilda kyžymät’t’ä n’i mid’ä ei voinun ruadua, äššen ei voinun naija, ottua miehel’l’ä, ked’ä tahot.


Ken’en bajar’i käšköw, žei ota.


Da bajar’i, kuin miel’d’yw moržiemeh, to enžimäzekši yökši ottaw iččiel’l’ä kodih.


Muamo miwla šanel’i, što n’äin ol’i šillon aiga.


Ka ol’i aiga: bajar’i mid’ä kehtai, šid’ä i ruado mužikoinke.


Воздвиженье, говорят...
(Veps)

Воздвиженье, говорят, из-под Старого [переехало].

Первые жильцы оттуда прибыли лет триста [тому назад].


Они там оставили землю, [так как] не стал хлеб расти.


Землю-то раньше не удобряли (‘навозу-то не клали’), и пришли на новое место.


Наша деревня на барщине не работала, а карельские деревни Бормино, Пессогора работали на барщине, половина этих деревень [работала], а вторая половина входила в удельщину.

Русские не проживали в этих деревнях, только карелы были.


В удельщине карелы жили лучше, власти (‘помещик’) не так обижали, а на барщине жили очень плохо, бедно, помещик держал их очень плохо.


Тогда ведь кто на барщине работал, [то] три дня на помещика работал, а три дня на себя.


Крестьянам были даны самые плохие земли.


Без разрешения (‘спроса’) помещика ничего нельзя было делать, даже нельзя было жениться, вpять замуж кого хочешь.


Кого помещик велит, ту и бери.


Да помещик, если ему понравится невеста, то на первую ночь берет к себе домой.


Мать мне рассказывала, что такой тогда был порядок (‘такое было время’).


Вот было время: помещик, что ему не лень было делать, то и делал с мужиками.