Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Kuin suad’bua kizattih

Corpus: Dialectal texts

Tolmachi

Informant(s): Kudryashova Mariya Dmitriyevna, 1900, Малое Нивище (Piеni Kaškipuwsta), Spirovsky district, Tverskaya (Kalininskaya) Oblast
recording place: Малое Нивище (Piеni Kaškipuwsta), Spirovsky district, Tverskaya (Kalininskaya) Oblast, year of recording: 1960
recorded: Тарасов В.П., Filatov N.P.

Source: Г.Н. Макаров, Образцы карельской речи. Калининские говоры, (1963), p. 99-100
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №131/9

Kuin suad’bua kizattih
(Karelian Proper)

Rubiew briha naimah.

Šanotah: „Kunne l’ähet suattoloiksi?”.


„Ka t’änne l’ähemmä, t’änne miwla himoittais’en“.


A tuatto šanow: „N’et, ka t’änne l’ähemmä!“.


A briha šanow: ,,Mie t’änne en l’ähe, l’ähen t’änne, miwla ka t’ämä pid’äw!“.


Nu, ka briha tuaton ved’äw: ken on l’ubow brihallasuataijah.

Käwväh suattoloiks’i illan, käwväh kakši, šiin’d’ä jo kolmannella illala luad’iečetah...


Kuin ei luad’iečeta, (t’yt’t’ö) uid’iwbriha voruiččow.


Koista uid’iw t’yt’t’ö miehellä, da t’ihon’ko, pomolčkom.


A šiin’d’ä suataijah.

Istuw andilahana n’ed’el’in.


Käwväh t’yt’öt it’et’t’ämäh.


T’yt’t’ö it’köw iänel’l’ä...
koissa.

Šiin’d’ä kyl’yh šuatetah.


Tullah druwškat ottamah, svuahat tuwvah gos’t’inčua, šiin’d’ä ven’čalla ajetah.


T’yt’ön taloh tullah suad’bua kizuamah čolovek dvatsat’ il’i dvatsat’pät’, možoit i tr’itsat’ mis’s’ä.


Ka yheššä t’yt’ön talošša suwtkat gul’aijah, virt’ä lawletah, šywväh, juwvah, karratah.

N’e brihan taloh l’äht’iet’äh.


Šiel’d’ä tuaš čolovek dvatsat’ il’i dvatsat’pät’.


Šiel’ä suwtkat gul’aijah, gos’t’itah.


Lahjat ollah: lahjotah moržiemella...
ei moržiemella, a moržien lahjow muatkolla, buat’kolla, vel’l’il’öil’l’ä, čikkoloilla, a moržiemella d’engua pannah tar’elkalla.

Šiin’d’ä tois’piänä suad’boveh l’äht’iet’äh t’yt’ön [brihan] talošta, jiähäh vain šiel’ä omahizet.


Ruvetah pert’ie čilpuomah, soruomah.


Moržien rubiew pywhkimäh, a hyö nagole čilputah moržiemella, d’engalla čilputah.


L’äht’iet’äh vet’t’ä ammuldamah moržien da šulahan’e.


Männäh korvon kumatah.


Paikan lahjotah navolla šiel’ä.


Šiin’d’ä kyl’yn kartalla paikan pannahvaššan varatah ka tuah, vaššan t’yvel’l’ä paikan pannah, ka, štobi miän čikkuo vaštan’e ei ob’iid’iis’en, kaz’in’e ei gr’iibis’t’el’iis’en, i karta kyl’yn ei kargawttais’.


Doin’iekan n’okallašto ois’ mil’l’ä šiivil’öijä maijos’t’a.


Vot i vs’o suad’iba...


Iellä vet ei erottu: šielä miilo, n’e miilo, a jo el’et’t’ih, kočahettu ei, vot, varaz’en’i.

Как свадьбу играли
(Russian)

Задумает парень жениться.

Скажут: «Куда пойдешь сватать?».


– «Вот сюда поедем, сюда мне хотелось бы [ехать]».


А отец, скажет: «Нет, вот сюда поедем!».


А парень скажет: «Я сюда [куда говорит отец] не поеду, поеду сюда [куда сам хочет], мне вот эта нужна!».


Ну вот, парень отца и приведет: кто люб парнюсватают.

Ходят сватать [один] вечер, ходят другой, потом вот на третий вечер уже и сговорятся...


Если не сговорятся [родители], девушка уйдетпарень уведет.


Из дому убежит девушка замуж, да, тихонько, помолчком.


А потом сосватают.

В невестах сидит [девушка] неделю.


Девушки ходят «гневить» ее (‘заставлять плакать’).


Девушка причитывает...
дома.

Потом в баню поведут.


Придут за ней дружки, свахи, принесут гостинцев, потом к венцу едут.


В дом к девушке приедут играть свадьбу человек двадцать или двадцать пять; может, где и тридцать.


Так вот, вместе в доме девушки сутки выпивают, гуляют, песни поют, едят, пьют, пляшут.

Те в дом к парню отправляются.


Оттуда опять человек двадцать или двадцать пять [приедет].


Там сутки гуляют, гостят.


Подарки дарят: дарят невесте...
не невесте, а невеста дарит свекрови, свекру, братьям [деверям], сестрам [золовкам], а невесте деньги на тарелку кладут.

Потом на второй день свадебные гости уезжают из девушкиного дома [из дома парня], там останется только [родня].

Будут в избе «сорить» [карельское: čilpuomah и русское: soruomah].


Невеста берется подметать, а они все «сорят» перед невестой, деньгами «сорят».


Отправятся за водой невеста и жених.


Пойдут [другие у них] ушат опрокинут.


Золовке платок дарят там.


Потом на корыто в бане платок положат, веник приготовят вот сюда, на комель веника платок положат, вот, чтобы нашу сестричку веничек не обидел бы, кошечка не царапала бы и [чтобы банное] корыто не заставляло «плясать бы» [не было бы каких-либо неприятностей в бане, дарят «хозяина бани»].


На носик подойника, чтобы было чем молочко цедить.


Вот вся и свадьба


Раньше ведь не разводились: мило тамне мило, а уж жили, не выскакивали, вот, дорогой.