Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Kuin šuaha rebuo

Corpus: Dialectal texts

Tolmachi

Informant(s): Bolshakov Aleksandr Vasilyevich, 1899, Mishutino, Spirovsky district, Tverskaya (Kalininskaya) Oblast
recording place: Mishutino, Spirovsky district, Tverskaya (Kalininskaya) Oblast, year of recording: 1936
recorded: Belyakov A. A.

Source: Г.Н. Макаров, Образцы карельской речи. Калининские говоры, (1963), p. 117-118
НА КАРНЦ, ф. 1, оп. 30, ед. хр. 16, стр. 12-13

Kuin šuaha rebuo
(Karelian Proper)

Rebuo šuaha pid’äw mahtua.

Jes’l’i koiranke l’äht’ie, n’in hyppel’ywt’t’äw, i koiran vaivuttaw i iče vaivut l’öt’ökši.

A paraš az’iekoiratta.


Miwla ružja ol’i bel’giiskoi.


Yhä hyvä ružja, zvolat, kuin z’irkalot, i ambuw ed’äh, a tapa ei.


Ruan’iččow, ver’i vuodaw, a tapa ei, n’i konža et tavota ammuttuo z’vier’ie.


Vanhat ohot’n’ikat miwla sovietuidih kal’ie.

Ka mie zvolan erotiin i pan’iin kiwguah, l’ämbiehyöh; zvolat oldih juotettu vaššella, voičči palavoittua.


Palavoitiin n’iin, što zvolat rus’s’ottih.


Mie n’e ved’eh.


Nu rubei ambumah, n’in vier’ie ei šua: za sto dvatcat’ šagowei l’ekaha.


A verd’ähot’ kuapl’azen laškiis’.


Ka šilloin mie annoin reboloilla ägied’ä.


A pywd’iä heid’ä yhä prosto.

Ota s’viežoi jäl’gi, al’i kohti aššu, vain huavua, štobi ol’iis’ rebo.


Aššu hil’l’akkazeh, štobi ei pöl’l’ät’t’iä.


Kuin vain dogad’iit: kočahti rebošie hiiren rukah piičku.


Iče hot’ awgiella šeizo, vain el’ä l’iiku.


Kuin vain kuwlušti piičkun’ehenpiet’t’yw, ed’eh tulow.


Ris’t’ikanžan duwhu hänel’l’ä tulow, no ei šua rozber’ie mis’t’ä, jes’l’i et l’iiku.


A eččimät’t’ä jät’t’iäei fat’i vägie revolla.


Mulloin mie talvešša kakšitoista rebuo tapoin.

Jawhuo, i suaharuo, i mat’er’jua, i äijän muwda polučiin.


Rebo on yl’en herka tappua, vain hot’ yhel’l’ä drobuzella koškuw, n’in jo kirbuow.

Как ловить лисиц
(Russian)

Лисиц ловить надо умеючи (‘уметь’).

Если с собакой пойдешь (‘пойти’), то набегаешься (‘лиса заставит побегать’), и собаку замучает, и ты (‘сам’) устанешь, как собака (‘будешь как лягушка’).


А лучше всего (‘лучшее дело’) – без собаки.


У меня ружье было бельгийское.


Очень хорошее ружье [было], стволы как зеркало, и стреляло далеко, но не убивало.


[Зверя] ранит, кровь бежит (‘течет’), а [зверя] не убивает, никогда не догонишь раненого (‘стреленого’) зверя.


Старые охотники посоветовали мне закалить [ружье].

Вот я стволы отделил и положил [их] в печь после того, как она протопилась; стволы были наварены медью, можно было греть.


Нагрел так, что стволы покраснели.


Я их в воду.


Ну, [ружье] стало стрелять так [метко], что не поверишь: за сто двадцать шагов убивает (‘не шевельнется’).


А кровихоть капельку пустило бы.


Вот тогда я дал лисицам жару.


А ловить их очень просто.


Возьми свежий след или иди прямо, только уверься, что [в той стороне, куда ты идешь] есть лисица.


Иди тихонько, чтобы не напугать [ее].


Как только увидишь (‘увидел’), что лисица выбежалаты попищи по-мышиному.


Сам хоть на открытом месте стой, но только не шевелись.


[Лиса] как только услышит (‘услышала’) писк, остановится, прямо к тебе (‘перед тобой’) придет.


Запах человека она чувствует, но не сможет разобратьсяоткуда, если [ты] не шевелишься.


А оставить мышь [и] не поискать [ее] – у лисицы не хватает силы.


В прошлом году я за зиму двенадцать лисиц убил.

Муки и сахару, и мануфактуры, и много [всего] другого получил.


Лисицу очень легко убить, пусть (‘хоть’) даже одной дробинкой попадет, [и] то уже падает.