Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Ka miwla jo on šes’d’es’at’ l’et...

Corpus: Dialectal texts

Tolmachi

Informant(s): Bubnova Matrena Kornilovna, 1900, Большая Горка, Rameshkovsky district, Tverskaya (Kalininskaya) Oblast
recording place: Большая Горка, Rameshkovsky district, Tverskaya (Kalininskaya) Oblast, year of recording: 1960
recorded: Макаров Григорий Николаевич

Source: Г.Н. Макаров, Образцы карельской речи. Калининские говоры, (1963), p. 170-171
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №137/7

Ka miwla jo on šes’d’es’at’ l’et...
(Karelian Proper)

Ka miwla jo on šes’d’es’at’ l’et.

Mie ol’iin tyt’t’ön’e en šuwr’i t’yt’t’ön’e ollun, a kulleh kun muissan, ka paistih, main’ittih baršinua.


I min’t’äh-to t’ämä baršina jäi puamet’t’ih.


Ka mie n’yt’t’en i šanelen t’eil’äš.


Mie ol’iin, muamonken el’iin, t’yt’t’önä.


Muamo šanel’i: ”Mie viel’ä nuor’ii ol’iin, a paimen ol’i miän tuhma, vahna, šanow, miwn i annettih paimenella vägeh.


A enžimäzen yön, šanow, bajar’inken magain.


Pid’äw bajar’inke muata.


Enžimäzen yön’ magain bajar’inke, šid’ä joi ukolluoh tul’iin.


A pid’i el’iä!..


Šid’ä l’ien’i miwla jo kolme lašta: briha ol’i i kakši t’yt’t’yö.


Prawda, (miwla) kaiken ijän i l’ien’i pakota.


Kaiken igäzen pakkoin...


Zavs’o, toko, kuin vain pruazn’iekka i l’ähen, kaikekši n’ed’el’ikši, a ei n’in i en’ämmäkši petrowšinua keriämäh...”.


Muamo kaiken aijan igiäl’ieči, što, ka obižaiččieči, što ol’i hiän bajaršinalla”.

Paha, – šanow, – ol’i el’iä: i perret’t’ih, i obiid’ittih yl’en, i kaikkie ol’i”.


Ka mie vain t’ämän i muissan, kuin hiän miwla šanel’i.

Вот мне уже шестьдесят лет...
(Russian)

Вот мне уже шестьдесят лет.

Я была небольшая девочка небольшая девочка [я] была, а вот как помню [о том], вот говорили, вспоминали про барщину.


И [рассказы] про эту барщину почему-то меня остались в памяти.


Вот теперь я и расскажу об этом вам.


Я жила с матерью, [когда была] девушкой.


Мне рассказывала мама: «Я еще молодая и была, [говорила мама], а пастух, [за которого меня выдали замуж], был некрасивый, старый, меня и выдали силой за пастуха.


А первую ночь, говорит, с барином спала.


Надо было с помещиком спать.


Первую ночь, [рассказывала мама], спала c барином, а потом вот уже к мужу пришла.


А надо было жить!..


Потом у меня стало трое детей, [рассказывала мама]: мальчик был и две девочки.


Вот (‘правда’) всю жизнь (мне) и пришлось по миру ходить.


Всю-то я [молодую] жизнь свою и ходила по миру...


Всегда, бывало, как только праздник, и пойду на всю неделю, а не то и на дольше собирать милостыню (‘петровшину’)...».


Мама все время горевала, вот обижалась, что жила она при барщине.

«Плохо, – говорит, – было жить: и били, и обижали очень, и всего было».


Так вот, я только это и помню, как она рассказывала мне [про старую жизнь].