Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Kut mužikale jumou andoi viž l’ehmäd

Corpus: Dialectal texts

Central Western Veps

Informant(s): Ишевский Михаил Захарович, 1895
recording place: Пелдуши (Pecoil), Podporozhsky District, Leningrad Oblast, year of recording: 1948
recorded: Хямяляйнен Михаил Михайлович

Source: М. Зайцева, М. Муллонен, Образцы вепсской речи, (1969), p. 88-89
НА КарНЦ, ф.1, оп.43, ед.хр.141(38-39)

Kut mužikale jumou andoi viž l’ehmäd
(Vepsian)

(Sarn)

Derenan agjas eli ukoine akanke kahten.


Tuli pap’, maidod hänou äi.


«Lehmäine čoma?
küzub pap’, – anda minii lehmäine, sijaha andab jumou viž sinii».

Nece ukoine i akaine soglasihezoi.


«Otat, ka ota, bat’uško».


– «Tiile andab jumou viš sijaha».


Ukoine i napravihe pap’he lehmänke.


A pap’-se eläb keskou küläd der’nas.


«Bat’uško, toin’ lehmäižen».

A bat’uško otvetoiči: «Pästa tanhaлe».


A hänen tanhou nel’l’ l’ehmäd, nece lehm videndeks.


Papine sötab lehmäižen touven, a ukoižuu ni mittušt’.


Kevädou pouksiba paimnen.

Paimen lehmät pästi.


Nene lehmäižed ajetas mecha siriči neces ukos.


Päivän hii sigä paimet’he lehmid’, ehtou töndutiba kodihe.


Nece ukoižen lehmäine kati kohtha ukoižen tanhale, a papin’ nel’l’ lehmäd jäl’ghe.


Ukoine sanub akaižele: «Kacu, pap’ ii kelastand, jumou andoi, viž tanhou om-gi.

Jorota lüpstä, maidošt’ linneb».

Nece pap’ sigä varastab, lehmid’ ele.


Küzeleb paimn’uu: «Kusag minun lehmäd?».

– «Sinun lehmäd nägin’, detkon tanhale mäniba».


Pap’ prikati ukonnost.


«Lehmäižed oma tanhou?».


– «Oma, tol’ko ii sinun.
Minii jumou andoi, toivotid’ i jumou andoi».

– «Kutak, vid lehmäd ed pidäškande üks’näiž», – pagižeb pap’.


Uk otvetoičeb: «Tuudas torgošid’, minä mön».


Pap’ pagižeb: « minii hot’ kaks’ lehmäd. Verhile ala , minä ostan.

Äjäk stoib lehm?.


– «To kuz’kime rubl’ad, – pagižeb uk, – Kuz’kime rubl’ad tod, minä kaks’ lehmäd pästan.


Kuni dengoid’ et to, lehmid’ en pästa».

Как мужику бог дал пять коров
(Russian)

(Сказка)

В конце деревни жили старик со старухой вдвоем.


Пришел поп и [видит]: молока у них много.


«Коровушка хорошая? спрашивает поп, – дай мне коровушку, взамен бог даст тебе пять».


Старик и старуха согласились.

«Возьмешь, так возьми, батюшка».


– «Вам бог даст пять взамен».


Старичок направился с коровой к попу.


А поп-то живет посреди деревни.


«Батюшка, я привел коровушку».


А батюшка ответил: «Пусти во двор».


А у него во дворе четыре коровы, эта корова пятая.


Поп кормит коровушку зиму, а старичок ничего.


Весной наняли пастуха.

Пастух выпустил коров.


Коровушки идут в лес мимо этого старика.


День они там пасли коров, вечером погнали домой.

Эта старикова коровушка прикатила прямо во двор старика, а поповы четыре коровы следом.



Старичок говорит старушке: «Смотри, поп не соврал, бог дал, пять и есть на дворе.


Знай дои, молочка будет».


Поп там ждет, коров нет.

Спрашивает у пастуха: «Где же мои коровы?».


– «Твои «коровы, я видел, во двор деда пошли».

Поп прикатил к старику.


«Коровушки во дворе?».


– «Да, только не твои.
Мне бог дал, ты обещал, и бог дал».

– «Как же, ты пяти коров не будешь держать один», – говорит поп.


Старик отвечает: «Придут торговцы, я продам».


Поп говорит: «Продай мне хоть две коровы.
Чужим не продавай, я куплю.

Сколько стоит корова?».


– «Принеси шестьдесят рублей, – говорит старик, – шестьдесят рублей принесешь, я двух коров выпущу.


Пока денег не принесешь, коров не выпущу».