Texts

Return to list | edit | delete | Create a new | history | ? Help

Kut mužik gor’an järvhe pästi

Corpus: Dialectal texts

Central Western Veps

Informant(s): Кузьмин Виктор Никитич, 1929
recording place: Пелдуши (Pecoil), Podporozhsky District, Leningrad Oblast, year of recording: 1948
recorded: Хямяляйнен Михаил Михайлович

Source: М. Зайцева, М. Муллонен, Образцы вепсской речи, (1969), p. 94-95
НА КарНЦ, ф.1, оп.43, ед.хр.141(61-62)


Kut mužik gor’an järvhe pästi
(Veps)

(Sarn)

Oli gol’l’ vel’l’ da bohat vel’l’.


Gol’l’ vel’l’ radab, radab, a ii voi nikut hohattuda.


Ihten kerdan mäni vellehe spičkoihe.


Vel’l’ andan ii.


Lämboit’ iivoin’ sadagi, panihoiš.


Homencou libuipertiš vilu, lämbitada ii mil’.


Libui päčile, oti tabakon i zavodi kurd’a.


«Gor’a, ed voi minai tabakod daroid’a».

Homaičisipliše tabak.

Hän hlopni bankaižen i sanub: «Putuid’ nugude».


Laskihe päčil’päi, sobihez, mäni, kiven lüuzi, neche bankaižehe sidoi i mäni mecha, pästi järvhe, tendui kodihe.


Pimedui, mäni kuzen alle i pakičihez: «Ižandaižed, emägaižed, pästkät eks».

Panihe kuzen alle.


Vaiše uinota zavodi, kuleb mi-se kädžäht’.


Enamb uinota ii voi.

Homencehessai ištui.


Homendez tuli, mäni sinnä, kus kädžäht’.


Kacubkuzen all katl’aine, katl’aižes kuudad.

Tul’ kodihe i osti kojegi midä vähäižen, i radogoit’, eleganz’.


Tuli velleze hänennost.


«Kut , sanub, eleganzid’


Hän sanub: «Minä gor’an järvhe pästin’».


A nece mužik sanub: «Užo, pästid’, ka minä san».


Mäni mecha, lüuzi järven, notoi, notoi, nu dai sai necen bankaižen, avaiž.
«, – sanub, – vellennost».

Gor’a sanub: «En mäne nikuna, sinuspai minä en erigande».


Tuli kodihe, elo palanu aitas.


Nugude eläškanz’ velled gollemba.


Kudam gol’l’as eli, se paremba.


(AA *735 1)

Как мужик горе в озеро опустил
(Russian)

(Сказка)

Был бедный брат и богатый брат.


Бедный брат работает, работает, а не может никак разбогатеть.


Однажды пошел он к брату за спичками.


Брат не дал.


[Он] не мог и огня зажечь, лег спать.


Утром всталв избе холодно, топить нечем.


Поднялся на печку, взял табак и стал курить.

«Горе, не можешь мне табаку подарить».

Увиделсыплется табак.


Он захлопнул баночку и говорит: «Теперь ты попался».


Спустился с печки, оделся, пошел, нашел камень, привязал к этой баночке и пошел в лес, опустил в озеро, отправился домой.


Стемнело, он пошел под елку и стал просить: «Хозяева, хозяюшки, пустите ночевать».

Лег под елку.


Только начал засыпать, слышит: что-то скрипнуло.


Больше не может заснуть.


До утра просидел.


Наступило утро, он пошел туда, где скрипнуло.


Смотрит: под елкой котелок, в котелке золото.


Пришел домой и купил немного кое-чего и стал работать, зажил.


Пришел к нему брат.


«Как ты, – говорит, – стал [хорошо] жить?».


Он говорит: «Я горе в озеро выпустил».

А этот мужик говорит: «Выпустил, так я поймаю».


Пошел в лес, нашел озеро, ловил, ловил неводом да и поймал эту баночку, открыл.
«Иди, говорит, к брату».

Горе говорит: «Не пойду никуда, от тебя я не отстану».


Пришел домой, жито сгорело в амбаре.


Теперь стал жить беднее брата.


Тот, который бедно жил, стал лучше [жить].


(AA *735 1)