Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Mal'čik-pal'čik

Corpus: Tales

Central Western Veps

Informant(s): Микшина Марфа Захарьевна, 1910
recording place: Ладва (Ladv), Podporozhsky District, Leningrad Oblast, year of recording: 1980
recorded: Онегина Нина Федоровна

Source: Вепсские народные сказки, (1996), p. 118-122
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №2624/5
НА КарНЦ, кол.83, ед.хр.149

Mal'čik-pal'čik
(Vepsian)

Ukoine da akeine kahten eliba, elend hiilazet lapsid' nikeda.

Ukoine mäni hougoid' hougoimaha.


Hougod hougoi, hougoi dei čapoi pįiglon.


Tuli pert'he dei sanub:
Ak, čapoin piiglon.


Nu, čapoid, ka, saub, – kutak.

Mää, sanub, – bol'nicaha, da okha kärdäs pįiglon se.


Bol'nicha män’ dei pįiglon käriba hänou.

Tuli bol'nicaspei, ka nägob: sormenpä-se hänen, mal'čik-pal'čik, priheine, jo hougon hougoib iknanou.


Ak kacuhti, sanub:
Ken, sanub, – hougon, kacuske, iknanou hougoib?


Kacuhtiba, ka priheine-se, sormenpä-se hänen, mal'čik-pal'čik-se hougoib hougon.

Oi, sanub, – uk, kacu sina, iik poig tehnus sormespei-se?

Nu, tegihe, ka slava bohu, nugude ka okha.

Nu, pert'he toiba, stolan taga ištutiba, sötiba, dei priheine kuti.

Homen, sanub uk, – mina ajan künmähä.

A nece priheine-se:
- Ajad ka mina sinei, tata, liibäd ton.


A mam-se sanub:
Ka vet ed vei, laps’, kantta, liibäd-se.


Vön, vön.

Dei nece mam liibäd paštoi, kašlin' ladi dei necile priheižele dei priheine liibän tatale.


Astui, astui dei surdui.

Surdui dei ištuihe gribale päle.


Kondi tuli necen griban süi dei necen priheižen süi.


Nu dei perskespei pän ličob priheine dei sanub:
Kondi, pästa perskespei.


Nece kondi sanub:
Ka lähte.


En lähte, , sanub, – iknalle, ka lähten, muite en lähte.

Nece kondi vaiknašti diki vot kuna deruunaha iknalle tuli, sanub:
Lähte, priheine, perskespei.


En lähte! , sanub, – pordaggihe ka lähten.

Möst nece kondi pordaggihe hänen vüi.

Lähte, priheine, perskespei.

En lähte, pertedeshe, dei lähten.

Nece kondi vaiknašti diki libui pertedeshe.

Lähte, priheine, perskespei.


Hän perskespei hüppästab, verejan hlop soubha da korendon da korondou kondjad dei kondjan rikoi.

Rikoi dei loučale pani.


Tat kodihe tuli, ka kondi loučuu.


Sanub:
Ak, kenak kondjan-se?


Ka mal'čik-pal'čik.

Ka kut hän?

Ka en teda, kut pertedeshe toi dei rikoi.

Hüvä.

Toižuu päivuu nece tat sanub:
Mina liibän varastin', a hän, näged, kondjan sab.


Ka kutak hän sai-se?


- Homen mina mänen, kacu, to sina liib-se.


Hän [priheine]:
Tata, mina ton.


Dei möst toižuu päivou kašlin' sel'gha dei möst liibäd vemhä.

Liibäd vemhä sinnä mäni, tataze kündab.


Hän sanub:
Tata, ištte da , mina kündan sil aigal.


Tatt sömhä ištuihe, a hän adrale päle ištuihe i žarib küntta.

Tulob sihe sused, ukonnu se tul’.


Hän sanub:
Näge, mitte hüvä hebo sinei om, üksnäz kündab hän.


A ii üksnäz, sanub, – kündai minai om, poig kündai sigä.

A kusak poig om?

A poig, sanub, – adrou päu.

Oi, sanub, – mitte sinei poig om.

sina minei nece priheine, – sused-se sanub.


En , ičelain tolko üks’ om ka, min’ mön.

Hot’ min’ andan, vaise .

Nu, sanub, – andad havadon dengid, ka andan.

A nece priheine sanub:
, , tatoi, mina pagenen.


Dei necen müi, müi priheižen, dengad oti.

A nece mužik pani hänen kormanaha, kukroho pan’ necen priheižen, dei kormanaha, dei kodihe katib hüviš meliš: priheine osttud.

Tuli kodihe i sanub:
Ak, mina vet, sanub, – poigan ostin.


Kusak om?

A kormanas.

Kormanaspei vedouz’ kukron, a kukroižes čila tehtud dei prihašt’ ele.

Priheine pagen’ dei möst tatazennu.
Tatale män’ dei sanub:
Näged, mina sanuin: , mina pagenen.


Ukole hüvä: havadon dengoid sai dei poig hänele jai.

A se ukoine muga priheižeta jai.

Мальчик с пальчик
(Russian)

Старичок и старушка жили вдвоем, детей у них не было.

Пошел старичок дрова колоть.


Колол, колол он и порезал большой палец.


Пришел в избу и говорит:
Жена, я палец порезал.


Ну порезал, так что.

Пойди, говорит, в больницу, пусть там перевяжут палец.


Пошел в больницу, и там перевязали ему палец.

Пришел из больницы и видит: кончик пальцамальчик с пальчик, и уже паренек дрова колет под окном.


Жена посмотрела и говорит:
Кто это, - говорит, - смотри, под окном дрова колет?


Посмотрелитак это мальчик с пальчик дрова колет.

Ой, старик, смотри, не сын ли появился с кончика пальца?

Ну, появился, так, слава Богу, пусть будет.

Принесли его в избу, усадили за стол, покормили.


Завтра, – говорит старик, – я пойду пахать.

А мальчик:
Поедешьтак я тебе, отец, хлеба принесу.


А мать-то говорит:
Так ведь ты мал еще хлеб-то нести.


Отнесу, отнесу.

Мать испекла хлеб, приготовила кошель, положила в кошель, и мальчик понес отцу.

Шел, шел и устал.

Устал и сел на гриб.


Пришел медведь и съел и этот гриб, и мальчика.

А мальчик из медвежьего зада высунул голову и говорит:
Медведь, выпусти меня из зада.


А медведь говорит:
Так выходи.


Не выйду, отнеси меня во двор, тогда выйду, иначе не выйду!

Медведь тихонько пришел в деревню, во двор дома и говорит:
Выходи, мальчик, из зада.


Не выйду! Отнеси, – говорит, – к крылечку, тогда выйду.

Медведь отнес его к крылечку.

Выходи, мальчик, из зада.

Не выйду, отнеси в сени, тогда выйду.

Медведь тихонько поднялся в сени.

Выходи, мальчик, из зада.

Мальчик выскочил из зада, захлопнул дверь на заложку, схватил коромысло и коромыслом убил медведя.

Убил и положил на лавку.

Отец пришел домой, так медведь на лавке.


Говорит:
Жена, кто медведя-то [убил]?


Да мальчик с пальчик.

Да как он?

Не знаю, как он убил да в сени принес.

Хорошо.

На следующий день отец говорит:
Я ждал хлеба, а он, видишь ли, медведя добыл.


Да как он его добыл-то?


- Завтра я пойду, так ты принеси хлеб.


Мальчик:
Отец, я принесу.


На следующий день опять взял кошель за спину и пошел относить хлеб.

Пошел он относить хлеб, а отец там пашет.


Говорит:
Отец, садись, ешь, а я тем временем попашу.


Отец сел поесть, а он уселся на соху да и во всю пашет.

Подошел тут сосед, к старику пришел.


И говорит:
Смотри, какая у тебя хорошая лошадь, одна пашет.


Да не одна, – говорит, – пахарь у меня есть, сын у меня пахарь.

А где сын-то?

А сын, – говорит, – на сохе сидит.

Ой, какой у тебя сын!

Продай ты мне своего сына, – сосед тот говорит.


Не продам, у самого он один.

Что хочешь отдам, только продай.

Ну, - говорит, - дашь мешок денег, тогда отдам.

А мальчик говорит:
Продай, продай, отец, я убегу!


Да и продал отец мальчика, взял деньги.

А мужик взял этого мальчика, положил в кошелеки в карман, довольный катит домой: мальчик куплен.

Пришел домой и говорит:
Жена, я ведь сына купил.


Где он?

А в кармане.

Из кармана-то вытащил кошелек, а в кошельке-то дырка сделана и мальчика нет.

Мальчик сбежал опять к отцу. К отцу пришел и говорит:
Видишь, я сказал, что сбегу.


Старик доволен: мешок денег мальчик добыл и сын ему остался.

А тот старичок так и остался без мальчика.