Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Endo soudatįšš služiba kaks'tüme viš vot

Corpus: Tales

Central Eastern Veps

Informant(s): Сергеев Константин Васильевич, 1927
recording place: Куя (Kuja), Babayevsky District, Vologda Oblast, year of recording: 1957
recorded: Богданов Николай Иванович, Леметти М.М., Преображенская Р.

Source: Вепсские народные сказки, (1996), p. 186-187
НА КарНЦ, оп.19, №22, л.74-76

Endo soudatįšš služiba kaks'tüme viš vot
(Vepsian)

Detko sanuli: endo soudatįš služiba kaks'tüme viš vot.

Oli üks’ prihä nainu, i otiba hänt soudatihe.


I dei ak i kahton lapsit’.


Ak oli hänou ottut mehelo vištoštüme virstat hänospe.


Ajada tedme, ka seiži seičmenduu virstou pagast, bol'še läs nimida
iilen.


Mužik hänou služi g'o viš vot i koli sigo soudatįš.

Saniba akala, hän pahin' veiki.


Proidi nedal’, ak val'l'asti hebon i läks’ üksnäzo mamazonlokst kodihe.


A lapsit' däti sihe.


Ajii mamazonlokst öks.
Lasketi hebon, pani tahnalo.

Lämbitiba samovaran i ištuihe d'omh'a i veikiba mamazome.


Avįt'olose verei, tuloskendob hänon mužik, pagižep akala:
Ajagam kodihe, tari mini nägištada lapsit’, homesuu mini tari uuda častiš.


Ak i mamazo hüpähtiba stolan tagape i ištutološkatihe hänt stolan taga, a hän nikut ii ište i ii lähtö tündusonluupe.

Nu ak mäni mužikame.
Val'l'asti korkh'a hebon i läksiba üu kodihe.

Hebo oli nor’.


Išttas korg'as i pagištas.


Mužik pagižep akala:
Kudan’ paštab, kolli vedab akan.

Sina li, moloduha, et vareida mindei?

Ak hänlo pagižep:
Mida mini sindei vareita?

Sina mini mužik.

Tagema ajetas. I hän pagiži ii ühtet terdat, što sina et vareida mindei.

I tulosketas pagastahasat’, i mužik pagižep akalo:
Sina siižuhta tägo, a mina zaidun pagastaha ristmähäzo.


No i mäni pagastaha, a sigo kol'l'at ii kopatut vuu.

Mäni hän i vedolop kollit lavame.


Ak kacuhti üuknaha, ka mužik hänon vedolop kollit.


Ak hotkemba ištįhe korgh'a i läks’ kodihe lapsidenlokst.


A mužik hüppäht’ pagastaspe i tüksoškans’ akan.


Ak libįi korg'as siišti i küksop hotkemba hebon.


Ak muga nütkib ohg'asiš hebon, miše hotkemba d'oksiš, a mužik d'oksop döukhe i kričip:
Dogadit'!


A akou rušihe üks’ ohg'as i voločiše korg'an taga.

Mužik iivin haškota ohg'ast, muga tüksi hebon.


Aji kodihesat’ siičmen virstat i tanazverejiš valihe hebo bokalo.
I koli.


A ak südämet fati i mugažo koli korgh'a.
Homesuu susedat nägištiba kaks’ koll'athebon i akan.

Раньше в солдатах служили двадцать пять лет
(Russian)

Дед рассказывал: раньше служили в солдатах двадцать пять лет.

Один парень был женат, и его взяли в солдаты.


Осталась жена и двое детей.


Жена его была взята замуж за пятнадцать километров от них.


Ехать по дорогето на седьмом километре стояла церковь, больше поблизости ничего не было.


Муж ее служил пять лет и там, в солдатах, и умер.

Сказали жене, она очень плакала.


Прошла неделя, жена запрягла лошадь и одна поехала домой к матери.


А детей оставила тут.


Приехала к матери к ночи.
Распрягла лошадь, поставила на двор.

Согрели самовар, сели пить и заплакали они с матерью.


Открывается дверь, входит ее муж и говорит жене:
Поедем домой, мне хочется увидеть детей, а утром мне нужно снова быть в части.


Жена и мать ее вскочили из-за стола и начали усаживать его за стол, а он никак не садится и не уходит с порога.

Ну, жена и поехала с мужем.
Запрягла лошадь, и поехали ночью домой.

Лошадь была молодая.


Сидят они в санях и разговаривают.


Муж говорит жене:
Луна светит, покойник везет жену.

Ты, молодуха, не боишься меня?

Жена ему говорит:
Что мне тебя бояться?

Ты же мне муж.

Едут дальше. И он не однажды спрашивает, что «боишься ли ты меня?».

Подъезжают к церкви, муж и говорит жене:
Ты постой тут немного, а я зайду в церковь помолиться.


И вошел в церковь, а там были мертвецы, еще не захороненные.

Идет он и вытаскивает всех мертвецов на пол.


Жена посмотрела в окно: муж таскает мертвецов.


Жена скорее села в сани и поехала домой к детям.


А муж выскочил из церкви и начал догонять жену.


Жена в санях стоя встала и гонит быстрее лошадь.


Жена дергает за вожжи, чтобы лошадь быстрее бежала, а муж бежит следом и кричит:
Догадалась!



А тут развязалась одна вожжа и волочится позади саней.

Муж не может перешагнуть вожжи, а гонится за лошадью.


Она мчалась до дому семь километров, и у ворот двора лошадь повалилась на бок.
И сдохла.

А жена схватилась за сердце и тоже умерла в санях.
Утром соседи увидели двух мертвыхлошадь и женщину.