Тексты

Вернуться к списку | редактировать | удалить | История изменений | ? Помощь

Primetad

Корпус: диалектные тексты

Средневепсский восточный

Информант(ы): Калинина Александра Леонтьевна, 1909, Пондала (Pondal), Бабаевский р-н, Вологодская обл.
место записи: Пондала (Pondal), Бабаевский р-н, Вологодская обл., г. записи: 1963
записали: Зайцева Мария Ивановна, Муллонен Мария Ивановна

Источник: М. Зайцева, М. Муллонен, Образцы вепсской речи, (1969), с. 269-272
ф/архив ИЯЛИ КарНЦ РАН: №324/3

Primetad
(вепсский)

1. Endo mijau praznuidihe Gürginpäjan (primetoitas).

Gürginpäjan päivau piittas värtnäd da neglad vaumheks, miše ii nähta hiid’.


Gesli nägištad Gürginpäjan neglan, ka nägištad kezau madon, a nägištad värt’nan ka nägištad kezau kondg’an.



2. Živatan pästtos ala sano «Nu, nu, mäno hot’kemba», ika mecauk otab, libo: «Nu lähto sitpäi, , gul’ai», sanud ninga vaihen, ka mecauk otab živatan.

Gesli otab da hätkelo lüuta ii vįigii, ka pandas gostincad mecba.


Kaks’ kromašt’ vastaiti čapetas kaurigaspäi, solad sipl’otadas, munan vauktas kanaspäi, potom pandas geršiižen kuivatut, tol’ko geršiižen, a tošt kalad ii pangoi, libo haugin hambhad kuivatut, potom tabakod pandas, spičkad pandas, saharad pandas, čajud, rusttad šuukud pandas, nitiižid’ rusttid’.
Ninga tukuižehe murdkädolo sidotas libo šauguižen murdkädolo omb'uutas.

Mändas mecha da kuume kudambus om ladvašt’ puhudos, sen puhudennoks, sihe puhudoho riputadas, a kumardasoiš kuumhe tesaraha, pakitas nenid mecaukoid’ da mecaakoid’ da lapsid’, detkon da bapkon da služankoid’ ninga pakitas.


Kumardasoiš da neno gostincad gättas.
Toižuu päivau živatan lüutas-ki.


3. Udon läväižen stroib ižand, ruun’aib pohg’an i semendab kuumeiččed güväd: ozran lehmživatan täht, rugihen hebon täht, kagran semendab lambhiden täht, miše plodihezoiš pahemba neno živataižed da elotaiž.

Potom panob gostincad (lahg'an) ühcandon lahkon allo lagehe i taričeb: «Ižandaine, emagaine, primgät minun živataine, ningitte-se naku karvau, must sigau libo rusked, neceverd-se minäin’ hiid’ om, i plotk’at i rot’k’at enamb, ustaug’at, beregoikat, sötkat i götkat, maganzoitkat spokoino».
Kaik.


4. Pandas kanan haudumaha.

Haudub kana, pästab poig’aižid’, sigau viž libo kuz’.


Neno poig’aižed täuzigau pästtut, elotas sur’he pühazosai.


Sures pühäs tulob edohko äjädpäjad sur’ nelläns’päi.


Suren nellänspäjan vast pandas öks vaumeks güväižid’ stolan allo, kanoile homesoks söda.


Kanaižed eduu päivanuuzmad tom stolan allo da stolan au sötad da i pagižet-ki: «Kut neco stolaine ii käu laptaha nikuna pertišpäi, muga i neno minun(živataižet) kanaižed ii käutas laptaha mun’m’ah'a nikuna ičiin’ horomaižispäi».


Nu ka igan muniškatas ičezoi horomaha, piitoho mun’m’ah’a laptaha lähtkoi ii.
Kaik.


5. Kazdas ningimad čokkaižed, metran kortte da i korttomb erasos sijas kazvab.

Tačid da putub sobaha ka erigoitta ii sa.


Ningiman čokkaižen mecas kuna ii kulugoi kukoid derüun’aspäi, sigaupäi nüt’käitas čokkaižen i todas kodihe, pandas ukson реlelo pälo.
Nu ka ni mitte bol’ ii tuloška, bolin’ hän kuti tuukib pertišpäi, ii pästa bolid’.

6. Mändas vencalo molodijad. Gesli kuk’ištub mužik huralo g’augalo, nu ka mužik kolob kesk’uu igad, a gesl’i oiktau g’augau kukištub ka erigandop akaspäi.

7. Ajetas vencaupäi heboil’, nu ka remnil’e kuuduidas da kopatas maha, hot’ lumehe necon remnin' poikhezo ted.

Hebod siižutasoiš, heboile ozutasob neco remen’ kondi, a potom paukan makstas, neno rad’g’ad g’o side laptas siištas-ki, tačitas hiile den’gid’.



Remnin' nüt’käitas i hebod lähttas möst oiktaha hüvin’.


8. Kevaduu mecha mänod da ez’mäižen šihlikon näg’štad ka tariž tabata.

Tabadad necon šihlikon,(panod) matican allo, bumagaižhe käraudad libo ripakoišhe.



Luged siinaverespäi ühcandalo lahkolo kohtha panlod, pagižet-ki: «Kut neco šihlikoine kuivahtub, muga neno ludoguded kuivahtaiž minun horomaižes».


Ižandan nimenki sanud.


Neco om tühg’, ii kuivahtugoi.

Potom toine primet ludogihe näht.

Mänod ez’mäižuu sirpüu rahnmaha rugišt, čapaudad, tol’ko kuume sängut čapad da pagižed: «Kut neno kuivehtudas sängudod, lüustkudod lähttihe, erigatihe neniš šänguzišpäi, muga neno ludogudod erigataiž da lähttaiž nen’iš horomaižišpäi, kuivehtudaiž igaks kaikeks, amin».


A kaik neco tühg’, mina probuin’ da iile ližad.

9. Kül’betin’ konz saudas da žarhu äjak smenoid’ käuda raffalo, nu ka pakitas ižandašt’ da emagašt’: anda sina miniin’ viš peremenad käuda kül’betiš pestas ka.

A ülemba vit’ käuškab nečhe kül’bet’he ka ižandaine toropl’aiškab rahvast, ii pästa pezmahakso.

Приметы
(русский)

1. Раньше у нас праздновали Юрьев день.

К Юрьеву дню уже заранее прятали веретена и иглы, чтобы не видеть их.


Если в Юрьев день увидишь иглу, то увидишь летом змею, а если увидишь веретено, то летом увидишь медведя.



2. Когда выпускаешь корову, не говори: «Ну, ну, иди быстрей» или: «Ну, иди отсюда, иди, гуляй», не то леший возьмет корову.

Если возьмет да долго не могут найти ее, ставят гостинцы в лес.


Две горбушки хлеба отрежут от буханки, соли насыпят, яйцо от белой курицы, потом положат сушеный ершик, только ершик, другую рыбу не кладут, или высушенные щучьи зубы, потом табак кладут, спички, сахар, чай, красного шелка кладут, красные нитки.
Так завязывают узел левой рукой или мешочек сошьют левой рукой.

Идут в лес к такому дереву, у которого три вершинки, на это дерево повесят [гостинцы] и кланяются в три стороны, просят этих леших и хозяев леса, их детей, деда, да бабку, да служанок.


Так просят, кланяются и эти гостинцы оставляют.
На следующий день находят корову.

3. Новую хлевушку построит хозяин, разровняет пол (\'дно\') и посеет зерна трех сортов: ячмень для коров, рожь для лошади, овес для овец, чтобы плодились лучше эти животные и жили.

Потом кладет гостинцы (подарок) под девятую потолочную доску и предлагает [домовому]: «Хозяин и хозяйка, примите мою скотину, такого-то цвета (черного там либо красного), столько-то у меня их есть, пусть плодятся и родятся (\'плодите и родите\'), охраняйте и оберегайте, кормите и поите, пусть спят спокойно».
Все.

4. Ставят курицу [яйца] парить.

Выпарит курица, выпустит цыплят, пять там или шесть.


Эти цыплята вырастут, живут до великого поста.


Во время великого поста до пасхи наступает страстной четверг.


В ночь на страстной четверг кладут под стол зерна для куриц к утру.



Куриц принесешь до восхода солнца под стол, кормишь под столом и говоришь: «Как этот стол не ходит никуда из избы, так пусть и эти курицы не ходят нестись на сторону от своего двора».


Ну, и они всегда будут нестись на своем дворе, в неизвестное место на сторону нестись не пойдут.
Все.

5. Растут такие колючки метровой высоты, да и выше в некоторых местах растут.

[Если] бросишь ее, да попадет в одежду, то не оторвать.


Такую колючку в лесу (куда не доносится пение петухов из деревни) вырвут и принесут домой, положат над дверью.
Никакая болезнь не придет [в дом], она как бы выгоняет болезнь из дома, не пускает болезнь.

6. Идут к венцу молодые. Если споткнется мужчина на левую ногу, так умрет в средних летах, а если на правую ногу споткнется, так разведется с женой.

7. Когда [они] едут с венчания на лошадях, им колдуют на ремне, закапывают ремень в землю или в снег, поперек дороги.

Лошади останавливаются, им покажется этот ремень медведем, а потом выкуп платят [жених с невестой], а те, кто это сделал, тут же в сторонке стоят, им бросают деньги.


Они ремень вытащат, и лошади опять хорошо пойдут прямо.


8. Весной пойдешь в лес и увидишь первую ящерицу, нужно [ee] поймать.

Поймаешь эту ящерицу, положишь под матицу, в бумагу завернешь или в тряпочку.


Отсчитаешь от стены девятую доску, напротив этой доски положишь и скажешь: «Как эта ящерица засохнет, так пусть и клопы засохнут в моем доме».


Имя хозяина назовешь.


Пустое все это, не засохнут.

Есть другая примета против клопов.

Пойдешь первый раз серпом жать рожь, отрежешь только три соломинки, режешь и говоришь: «Как эти соломинки высохнут, колосья отделятся [от соломы], пусть так и эти клопы уйдут из этого дома, высохнут на веки веков, аминь».


А все это пустое, я пробовала, да нет пользы.

9. Когда баню срубят (сколько смен народу будет ходить париться), так просят [банного] хозяина и хозяйку: «Дай ты мне пяти сменам ходить в баню мыться».

А если больше пяти смен будет ходить в эту баню, так хозяин начнет пугать людей, не пускает мыться.