Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Kui minä pajoloi luajin

Corpus: Dialectal texts

Syamozero

recording place: Вохтозеро (Vuoht'arvi), Kondopozhsky District, Republic of Karelia, year of recording: 1960
recorded: Вяйзинен Т. И., Евсеев Виктор Яковлевич

Source: Г.Н. Макаров, В.Д. Рягоев, Образцы карельской речи. Говоры ливвиковского диалекта карельского языка, (1969), p. 220-221
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №108/4

Kui minä pajoloi luajin
(Livvi)

Ennen minä ku duumaiččemah rubein ga, parembi duumaičin, musto oli parembi.

A nügöi ku vahnanin, ga ewlo moine musto.


Duumaiččemah pajuo gu rubiel’enpitkät pajot duumaičin kaikkii enimäl.


Rahvahan paginan aigah en voinnuh, a muate ku vieren (vähän minä magain erähin üöl’öin), duumaičin, pajoloi i luajin.

Moskovas ku enzi kerran ku olin, pitkän pajon luajin.

Graždanskoi voinu kui proidi, sit tože luajin pajon, dai d’äl’l’es luajin, a nügöi vanhanin, nimidä nügöi en voi luadie; mustua en voi.


Olis minul nügöi luadimištu, ül’en olis hüvä elaigu, en mustua voi nügöi vahnettuu, vahnuttu en musta.


[Ezmäine minun luajittu pajo:]
Oli ennen el’ettüö
Kül’l’äl gor’aištu gor’uittuo
Kül’l’äl gor’aištu gor’uittuo,
Vahnan zakonan aigah(e)
Köwhästi müö elimmö.


Graždanskoin voinan d’älgeh luajin minä pajon, ičel’l’eni oli kai paha miel’es, što semmoizen pajon luajin, kui palosuari (Famiilin) muakkai krasnoloi, da kui häi linnah kägei piästä, da ei piässüh ni Sualusmägessäh.

Pogostal Siämärven ammuttih pul’emietois, meil tänne ammundu kuului.


Minul oli kai paha miel’es, duumaičin, menöw se pajo pahah, a ei mennüh pahakse, a hüväkse meni.


Vluasti muuttiheze.


Krasnoit roittiheze meijän rahvas.


Dai minul rodiheze jäl’l’espäi hüvä miel’es.


Ezmäi kirjutti tämän pajon Judina Fedos’s’a Ivanowna, oli häi vield’ärvil’äine učiit’el’nica.

Как я песни сочиняла
(Russian)

Раньше я как начинала думать, думалось лучше: память была лучше.

А теперь, как состарилась, память уже не такая.


Как начинала слагать песни, больше всего получались длинные песни.


Во время разговора людей не могла [слагать], а как лягу спать (некоторыми ночами мало спала), сочиняла песни и слагала.

Когда была в Москве первый раз, сочинила длинную песню.

Когда закончилась гражданская война, тогда опять сложила песню и после сочиняла, а теперь состарилась, теперь ничего не могу слагать: памяти не стало.


Было бы мне теперь о чём слагать [песни], очень хорошая была бы жизнь, да состарилась, из-за старости не могу помнить.


[Первая мной сложенная песня:]
Было раньше прожито,
Вдоволь горюшка испытано,
Вдоволь горюшка испытано,
Во время старого закона
Бедно жили мы.


Когда я после гражданской войны сложила песню, даже самой было не по душе, что такую песню сложила о том, как палач (Фамилин) красных казнил, и как он обещал в город ворваться, но не попал даже на Сулажгору.

На Сямозерском погосте стреляли из пулемётов, к нам сюда стрельба была слышна.


Мне даже было не по душе, думала, что плохо воспримут эту песню, а не пошла к худому, к добру вышла.


Власть сменилась.


Красные оказались нашими людьми.


И мне после стало радостно на душе.


Сначала записала эту песню Юдина Федосья Ивановна, она была учительница из Ведлозера.