Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Endine svuad’bo. Rahvas n’evvotah

Corpus: Dialectal texts

Syamozero

recording place: Вохтозеро (Vuoht'arvi), Kondopozhsky District, Republic of Karelia, year of recording: 1965
recorded: Сурхаско Юго Юльевич

Source: Г.Н. Макаров, В.Д. Рягоев, Образцы карельской речи. Говоры ливвиковского диалекта карельского языка, (1969), p. 243, 270-271
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №571-574

Endine svuad’bo. Rahvas n’evvotah
(Livvi)

Minun oli svuad’bo se pitkü, zavodittih d’o nügöi, rastavas päi tulin, sid i sulhaizet tuldih, sid d’öngöi zavodittih svuad’bo.

A kolme n’edälie on pedrunpäiväh, pedrunpäivü oli kolmampiän, pühänpiän olimmo venčas, n’edälie nel’l’ättü t’anihez.


Sid minä kävüin sil keskučal kalmoil.

Tata oli kuolluh, a mama oli hengis.


Kävüimmö kalmoil, poikki d’ärvez ewlluh, dorogu oli vai kui randua müö, d’ärvirandua müö kalmužimel ewlluh dorogua, a vs’otaki kualoimmo, kualoimmo.


Sie pominoičimmo, da silloi en ni maltanuh itkie vie virtü, d’äl’l’ezi virtü itkin.



Sie pominoičimmo da pokoiniekaz otad blahosloven’n’an: "Blahoslovi uudeh elaigah, uudeh elaigah l’ähten".


Se n’evvottih, muga käskiettih, ei ühtel minul, a kaikil se muga.

Se on obezatel’n’oi, se roiteh buite kui johäi uuzi elaigu roih el’ettäväkse, toizeh taloih mened ga.


Ennen toko sanottih: toizes talois toizin uksed ulvotah, toizin veräid vingutah, toizin vettü kannetah, ei kanneta oman koin jütüi vettü.


A uksed da veräid buite ku ühtend’ütüs kävel’l’äh ga, sana sinne menöw näit, toizeh taloih mened ga.


Toizeh taloih mendüü et tiije nimidä, midä pidäw zavodie ruadua, d’oga ruado pidäw küzüö.

Старинная карельская свадьба. Народ поучает
(Russian)

Моя свадьба была длинная: начали, когда я приехала с Рождества, тогда и сваты приехали, тогда и начали готовить свадьбу.

Три недели до Петрова дня, Петров день был в среду, а в воскресенье ходили венчаться; больше трёх недель тянулась.


В это время я сходила на кладбище.

Отец умер, а мама была живая.


Сходили на кладбище; дорога была вдоль берега, дорога на кладбище вдоль берега, а мы всё же [по снегу] брели.


Помянули там [отца], в то время я ещё причитывать не умела, следом повторяла причитание.


Там помянули, да от покойника берёшь благословение: "Благослови в новую жизнь, в новую жизнь ухожу".


Это так подсказывали [делать] не одной мне, а всем так.

Это обязательно, ведь вроде как новую жизнь начинаешь, ведь в другой дом уходишь.



Ведь раньше говорили: в чужом (‘в другом’) доме по-другому двери скрипят (‘воют’), по-другому ворота визжат, по-другому воду носят, не как дома воду носят.


Но двери и ворота одинаково открываются, просто так к слову приходится, ведь в чужой дом уходишь.


Вступив в чужой дом, ты ничего не знаешь, что делать, с чего начать, каждую работу надо спрашивать.