Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Upr’amįi ak

Corpus: Dialectal texts

Central Western Veps

Informant(s): Самакова Серафима Никитична, 1915
recording place: Озера (Järvenkülä), Podporozhsky District, Leningrad Oblast, year of recording: 1961
recorded: Муллонен Мария Ивановна

Source: М. Зайцева, М. Муллонен, Образцы вепсской речи, (1969), p. 29-30
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №167/5

Upr’amįi ak
(Vepsian)

(Sarn)

Ende eliba muzik da ak.


Nu ak mugoine upr’amį, mugoine upr’amį.
Ježeli mužik sanob «roudeine», ka hän sanob «puine», a mužik sanob «puine», ka hän sanob «roudeine».

Mužik jo lüi, lüi, a saab: «Ii mid’a mini t’urmha putelta hänen täht, händast ii sa opeta».


Mäniba ühten kerdan mecha, pejän radoiba, radoiba, ehtkoižuu tönduiba kod’he.

Horoši oja, oja nece diki hotko jokseb, a päliči ülähäine süud lahkoižiš.



Nece mužik sanob akale(akou kašal’ sel’gäs pal’l’az): «Ak, ala pane kivid’ kašlihe».


– «Panen-se ka panen».


Oti i töuden kašlin’ kivid’ pani.


A mužik sanob: «Kived panid’ nu ka ala sido rindust-se kašliš».


– «Sidon-se ka sidon».


Oti da i d’iki vahvas sidoi.


Tönduiba.

Mužik süudas proid’i, ak keskele süudad tuli, da i mužik sanob: «Ak, kaco, kivid’ om töus’ kašal, nu ka ala kargeida süudou».


– «A kargeidan-se ka kargeidan».


Ot’ ku ak kargud süudou.


Süud-se kattez’ da ak-se vedhe langez’.


A mužik-se edembahko mätheižele uidi da vu dumeib: «Jose libub vu sigäpei».


Varast’, varast’.

«N’ugde jo, saab, ii libund ka načein’ uppoz’, načein’ nečid’ akas päzuin’».


Muga ak uppoz’, a mužik hüviš meliš kod’he tul’.

Упрямая жена
(Russian)

(Сказка)

Жили-были муж да жена.


Ну, жена [была] такая упрямая, такая упрямая.
Если мужик скажет «железный», то она скажет «деревянный», а если мужик скажет «деревянный», то она скажет «железный».

Мужик уж и бил, бил [ее], а потом говорит: «Нечего мне из-за нее в тюрьму попадать, не научить ее».


Пошли они однажды в лес, работали, работали день, вечером отправились домой.


[Повстречался им] широкий ручей, и ручей этот очень быстро бежит, а через него мостик из плах.

Мужик говорит жене (у жены кошель за спиной пустой): «Жена, не клади камней в кошель».



– «А вот положу».


Взяла и полный кошель камней наложила.


А мужик говорит: «Наложила камней, так не завязывай ремня в кошеле».


– «А вот завяжу».


Взяла и очень крепко завязала.


Отправились [они].

Мужик-то мост перешел, жена-то дошла до середины моста, а мужик говорит: «Жена, смотри, камней полон кошель, так ты не пляши на мосту


– «А вот уж попляшу».


Как начала жена плясать на мосту!


Мост-то проломился, и жена упала в воду.


А мужик отошел подальше на пригорок да еще думает: «Неужели еще поднимется оттуда?».


Ждал он, ждал.

«Теперь уж, – говорит, – наверно, утонула, наверно, я от жены избавился».


Так жена утонула, а мужик довольный пришел домой.