Texts

Return to list | edit | delete | Create a new | history | ? Help

N’ellinkümmenin’ riihin puimo

N’ellinkümmenin’ riihin puimo

Livvi
Kondushi
Konzubo sit ned vil’l’ad puidih?

Šügüzül, ku konzo lopitah leikavon. Šiiten oli kolme riihtü meän täs hierus. Hebožii oli ääjö, kaksi hebuu riihel’e. Siid ahtuommo, menemmö, iče otammo täs kegos vil’l’at. Hebožil tuommo, siid ahtammo, siid ladvičemmo. Ezmäžen päävän panemmo l’ämmäh, toššo huondeksen ladvičemmo. Siit ku ladvičemmo nenne kagrat, tuulatammo, kladovuuh zdaičemmo. Toššo päävän aigažeh menemmö n’elli čiassua huondesto. Pidäü mennä, štobi uvvestah ahtia eht’iižimmö, štobi müö jo nemme ladvitud [eht’iižimmö uberie] ga eihäi hätkie sie mene, ei min vastah sie ole diänü d’üvie d’o.

Ladvičet. Mibo on se ladvičendu?

A ladvičendo se ku riiheh tulet, sie oli lahko. Kačo ku ahtathäi, ga lahkol nouzed, sit tämän ühten agd’an lahkon laskemmo. A siit sniapud nenga perrammo, ku kolme naišto [on]. Üksi ühtes kiištah, nenne sniaput kai böggütämmö, böhkütämmö, siiten nenne kagrat tuulatammo. Konzogo kümmene hiavuu, konzogo kaheksa, mittuod d’üvät [ollah]. Siit zdaičemmo da l’ähtemmö jo uuttu kagria tuomah, libo sie ozria, libo nižuu, štobi ahtia pidäš huolittia. Pidäü l’ämmäh piästiä riihi tämä. Kačo kui pidi [ruadua]. N’ellinkümmenin riihin puimo, kačo. Pidelihäi riadia, kaihai nennil’e hengil’üöl’e om puuttunu.

Ladvičitto. Viego sid ned l’üühtehed, sniaput, panitto lattiel, viego heidü perrettih mil vai ei?

Toššopäävän perriimö nenne.

Milbo?

Midhai oldih? Oi, čiepit, čiepit puidavat. Ka on kangeh pando tämä se d’o čieppe remenil’. Sil’ böngütiimö kolmei, da enne vie starikat käüdih [kaččomah], maltetahgo nenne naižet puijja. Ga starikkia täz oli ennevahnallišto dieduu ga. Konzo ked maltetah hüvin puijja, ga ül’en hüvin kuuluu. Siiten tullah da sie starikat pajistah: "A nenne naižed maltetah. Nennil voi kunnella ki sie keda. A nenne, nenne ga, kui puutuu puidih". Müö ezmäčikse se emmo maltanu. Ga siid tuloo [starikku nevvomah]: "Oi, joi, joi! Etto tüö nenga [rua]. Kačo, müö ozutammo, kačo kui pidäü puijja, štobi oliš nenga, štobe kuuluš riihen tagan hüvin". Kačo starikat kui n’evvottih.

A rugehed mugago puidih vai ei?

Rugehed ei. Rugehed l’evitämmö, puimo čieppil’üöl’ vain rugehii, oi, praado, iškiimö ezmäi seinie vaste, štobi lijjad se d’üväd l’ähtiettäš, ku iškemmö. Sid nenne kaksi lajuo iškemmö, panemo täne päčim peräh. Sid rugehed nemme čuppuh siir’ämö, sid nenne puimo. Sid uuttu otamo. [Net] sorramo, sid müös iškemmö, štob ei pie diättiä, provieritah, ei pie, ku d’üvie diättiä. Kač kui oli meil’ dielo. Puijja pidi hüvin.

Puitto čieppilöil, sid kunnebo pandih ollet? Midä raavoitto niilöin olgiloin kel?

Ollet? Olled veimö kolhozan saruole. Žiivatuule süötettih, l’evitettih, ved enne, eihäi ollu lat’t’ieluu žiivatuol. L’eviteksekse pandih kun’e meän se tämä hieru oli spravnuudu, riadajad olimo, išt’ii hüväd mužikad, ga meil’ enimäd l’eviteksekse mendih rugehen olled. A ozro da nižu olled jo annettih üökse lehmil’e, konz jo l’ehmie rodih ga. Da sitten nennil’e, hebozil’e havvottih, kagražen d’auhon ke anneltih.

Boiko, Tatyana

По сорок риг мололи

Russian
Когда же это зерно мололи?

Осенью, когда заканчивалась жатва. Было три риги в нашей деревне. Лошадей было много, две лошади на ригу. Затем набивали риги, идём, сами берём из стога зерновые. На лошадях привозим, набиваем риги, затем снопы отбиваем об стенку. В первый день затапливаем ригу, на следующее утро отбиваем снопы. Как отбили овёс, провеваем его и в кладовую сдаём. На следующий день ранёхонько в четыре часа утра идём [в ригу]. Нужно идти, чтобы успеть набить ригу снопами и убрать отбитое зерно, на это уйдет немного времени да и немного зерна осталось [неубранного].

Отбиваешь зерно. Что это такое?

Отбивание - это когда в ригу приходишь, там была половица. Когда набивашь ригу, встаёшь на половицу и один край её опускаем. Снопы вот так отбиваем, нас три женщины там. Наперегонки эти снопы отбиваем, затем выпавший овёс провеиваем. Когда десять мешков получится, когда восемь, какое зерно по качеству. Затем сдаём и идём за новым овсом или ячменём, или пшеницей, надо было торопиться набить ригу. Надо затапливать ригу. Вот так приходилось работать. По сорок риг мололи. Довелось работать, досталось этим работникам.

Отбивали. А клали ли эти снопы на пол, отбивали ли их чем-нибудь?

На следующий день их отбивали.

Чем?

Что же это было? Да, цепи, цепи для молотьбы. На жердь прикреплена цепь на ремне. И мы втроём стучали, да раньше ещё приходили старики смотреть, умеют ли эти женщины молотить. Стариков тут старых было дедов. Когда кто-то умел хорошо молотить, это было хорошо слышно. Приходят эти старики и говорят: "А эти женщины умеют молотить". "А вот те молотили как попало". Мы поначалу не умели молотить, но старики нас учили: "Ой-ой, вы не так делаете! Смотрите, мы покажем, как надо молотить, чтобы за ригой была хорошо слышна ваша работа". Вот так учили старики.

А рожь также мололи?

Рожь не. Рожь расстилали, молотили цепями только рожь, правда, до этого отбивали о стену, чтобы большая часть зерна выпала с колосьев. Эти два валка отбиваем и кладём за печку. Рожь собираем в одну кучу в угол и молотим. Берём новую [партию колосьев ржи]. Их отбиваем, чтобы не осталось зёрен [на колосьях], проверяют, чтоб не было зёрен. Вот такая у нас была работа. Молотить надо было хорошо.

Молотили цепями, а куда девали солому? Что с ней делали?

Солому? Солому отвозили в колхозный сарай. Кормили животным, использовали как подстилку, ведь раньше не было полов в хлевах у животных. Использовали как подстилку пока наша деревня существовала, работники были, настоящие хорошие мужчины, и у нас ржаная солома в основном шла на подстилку. А солому ячменя и пшеницы давали [как корм] на ночь коровам, когда они появились [в хозяйстве]. И лошадям давали, запаривали с овсяной мукой.