Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Jünäs načnimei rahnda

Corpus: Dialectal texts

Central Western Veps

Informant(s): Борская Анастасия Яковлевна, 1905
recording place: Каргиничи (Karhil), Podporozhsky District, Leningrad Oblast, year of recording: 1965
recorded: Зайцева Мария Ивановна, Муллонен Мария Ивановна

Source: М. Зайцева, М. Муллонен, Образцы вепсской речи, (1969), p. 54-58
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №623

Jünäs načnimei rahnda
(Vepsian)

Jünäs načnimei rahnda, otimei sirpin, mänimei pöldole.

Seižutimeiš artelil, mes’t’ vištošküme r’adol i kaiken polosan rahnomei.


Snapįižen rahnod sir’pil, teged väskeižen.
Rugihen otad, hougeidad, kistiižen teget tänna, a nenil’ kahtol ag’jal g’o sidod.

Snapįižen pouvel kingitad i paad kogoho. Koume snapušt’ alle, koume päle, nece g’o linob kus’ snapušt’, a seičmenden g’o päks pandas.

Muga i rahnod, kuni ii tulo ag’g’, kaiken necen pöldon muga i rahnod artelil'.


Karziba žerdiižed hörčiideke, ii g’alos sanktad, oksideke, potom paaba kus’ snapud ümbri, verškad ülähaks, a seičmenden snapun päle vedaltas i ümbri kaiken kataba, muga i g’ataba.

Kįivab nece bapk, potom otamei i hebįl’ kegosijale vedamei, mežale, ii pöldole.
Pöld pidäb pašt’a.

Seižutaba stožaran, kalun, oksit’ sinnä paaba.


Potom necen rugihen artelil vedamei, hebil’, hebod koumen’el’.


Narodad mes’t’ kümne, üks’ mes’ sigä kegol päl, a kahten andloba snapud.


Kegon paaba, kuni vįiba sigä püžuda snapud.


Tomei ol’ged tukun, tegemei šoloman, necen noustaba sinnä i kaiken pän kataba.


Edol ka vedelimei kegon gomnaha, kaks’ mes’t’ sigä toba hebįl’.

Snapud paaba regihe, toba gomnaha, roiba lavale.


Üks’ mez’ riheze mäb libo kahten mäba.


Žerdiižed sigä oma, žerdiižile nenet snapud ištutamei, ez’mäks alahan, a potom ulähaks päd.

Seinäs seinäspei žerdid'.
Alombeičele žerdile ištutad, potom žerdiižen dernid' i möst edeleze ištutad, kahten ahtamei, a üks’ mez’ andlob.

Ku tegese kahtele huba sigä, üks’ lähtob, üks’ sinnä gäb.


Potom lähtoba nened sigäpei, verejuded-gi souptaba, tükičeba, štobi kįiviiž.


Potom pilimei hougon pilal, hougiimei.

Üks’ mes’ sigä päčin virigįitab, t’oudon päčin paab i kacta pidäb, ika muite vįib palada.



Lämbii lemšub ülähaks da kibinad-ne lendaba ka pidäb, štobį ii süttįiž.
Konz lämpštub, souptamei päčin' i lähtomei kodihe öks.

Ön magadamei.


Kut homencel kodiš spravimįiš, pimedeine völ, časut nel’ lähtomei.

Koumen kes’ken tapelimei.


Vereižen aveidamei pimedas, pučk särahtost kaimloal, tulomei, särahtesen viritamei.


Snapud levitamei lavale, kahtepolin’, štobį oldeiž terad.

Tapamei koumel čapil.


Vodateshe semerikat kahesa pandas, čurha i tįižhe.
Nenid’ terid möt koumen kes’ken tapamei.

Gežli nellän, ka koumen tapamei, a nellänz’ edeleze vertib snapud.



Pidäb händast käta, ühten polen tapamei, mes’ kändab snapįižed, potom tįižen polen.



Kahtepolin’ tapamei. Üks’ mez’ g’o sir’pil' nened snapud čapab, a čapįideke siižumei.

Potom üks’ mez’ haravįičob, snapud sirdlemei čurha. Keskusteine štobį oliž tazo, rugiš sihe langenu.

Rugihel päl haravol tähkeižed vedamei kuna-ni čogeižehe.


Koumen möst tapamei, a nellänz’ mez’ haravol, vardel andlop snapįižed miile.



Snapįižen ninga lükeidab miile, necen tapamei, hän möst lükeidab, völ kändab haravol snapįižen.

Muga kaiken necen rihen tapamei.


Gäl’ges sidä rugihen ajamei ludįl’.

Pidäb nene tähkpäd, štobį oliž puhtaz rugiž, čurha i tįižhe pühkelta.


Konz puhtastamei sured lomud, ajamei labidįl’ kogoho, seinäd vaste, mugoman suren kogon ajad, kuni ed dotapa.


Dotapamei konz, üks’ mez’ ištuse stuleižele i vot puižel labidol roib necen kaiken kogon.


Runged pidäb otta eriže.


Sidomei ol'gespei ludeižen, nečil’ ludeižel tähkeižed pašid laptaha.


Nenambeičen rugihen havadįhe amuldamei.

Kudam händembeine rugiž gäb, kudamod güväd ei gügedad, oma güväd erased ei gügedad, rung lanktob edehe, güvä lanktob rugihiine lähemba runged vaste, a kudam hüvä güvä, hän g’o mäb edemba.

Necen hüvän rugihen eriže paamei havadihe, a huban rugihen kogiižihe möst sird’ämei i udheze lükkimei i erižehe havadoho paamei.


Runged kogoho sirdämei.

Vömei skladha hebol. Sigä purnud oma, nenihe purnįhe pästamei.

A runged sinnä gomnaha i gätlemei, ol'gen sidomei, tukud pidäb vedada sarįile.


Nügüt’ taptas mašinal.

Vot tämbei tapįimei dai eglei tapįimei.
Nügüt’ rugiž völ neniš hörčiš, ahavįičii...


Eglei kambain pöldol ajelihe.

koumel hebol vedimei snapud.


A mehid’ oli mes’t’ kaks’küme.


Nin’ ii kazva g’oga sijal, hän kazvab tol’ko sijid’möt, lähemba g’oged, krežeižil’, logeižil’ g’ogerandad möt enamb kazvab.

Nece mec ii g’alos korged kazva, a sanktad erased kazvaba.


Čapad necen ninen, okseižed karzid', potom derid' nečiš kaluspei.


Käčäkoho derid', käčäkon sidaldad, sigä kaks’ käčäkod libo koume, i ko’ihe.


Kodihe tod.
Kuna panda händast?

Pid’ab panda händast ...
gärvhe ligotada, bude gärv lähen om libo g’ogehe ligotada, a g’oged eilä da gärved eilä, pid’ab miččehe-ni luhtha ligotada.

Paad sin’n’a kivudon.


Gežli kivut’ eilä, paad čurkan, prižmid' sinnä händast.


Sigä ištub možet kun, a možet i kaks’ ištub, kuni hän ii tehte.


Kacuhtad händast, gežli ii voumiš, tagaze panod, gežli voumiš, noustad sigäpei.
Voumiš, ka kor’ lähtob, slojil’ erigandob.

Huhtaldad, tod händast kodihe, vedaldad, hot’ ugorodale paad libo častokolale. Hän kįivab.

Erasti ka nečis ninišpei rogozad tehlimei, lavad pezelta teged vihkon, kül’betihe teged vihkon.

Edol norid’ magazinįš elenu, ka ninespei tegiba.

В июне мы начинаем жать
(Russian)

В июне мы начинаем жать, брали мы серп, шли в поле.

Становились артелью в ряд, человек пятнадцать, и всю полосу жали.


Сноп сожнешь серпом, сделаешь вязку.
Возьмешь рожь, разделишь (\'расколешь\'), кисть согнешь (\'сделаешь\') сюда, а этими двумя концами завязываешь.

Сноп на колене затянешь туго и поставить в суслон.
Три снопа вниз, три сверхуэто уже будет шесть снопов, а седьмым уже покрывают (\'головой ставят\').

Так и жнешь, пока не будет конец, все это поле так и жнешь артелью.


Срубят жерди с сучьями, не очень толстые, с ветками, потом ставят шесть снопов вокруг [кола] колосьями кверху, а седьмой сноп сверху натягивают и покрывают весь [сноп], так и оставляют.

Сохнет эта бабка, потом берем и на лошадях возим к основанию скирды, на межу, не на поле.
Поле надо вспахать.

Ставят стожар, кол, ветки туда кладут.


Потом эту рожь артелью на лошадях возим, лошади три-четыре.


Народу человек десять, один человек там на скирде, а двое подают снопы.


Скирду ставят [до тех пор], пока могут там держаться снопы.


Принесем охапку соломы, делаем шолом, поднимаем его туда и всю верхушку покрываем.


Раньше возили скирду на гумно, два человека возят на лошадях.

Снопы кладут в дровни, привозят на гумно, бросают на пол.


Один человек идет в ригу, или вдвоем идут.


Там есть жерди, на жерди сажаем эти снопы, сначала вниз, а потом наверх ставишь.


От одной стены до другой жерди [протянуты].
На нижнюю жердь насадишь, потом жердь протянешь и опять дальше сажаешь, вдвоем сажаем, а один человек подает.

Когда вдвоем там становится плохо, один уходит, один там остается.


Потом они уходят оттуда, дверь закрывают, затыкают, чтобы сохла [рожь].


Потом пилим дрова пилой, колем.

Один человек там печь затопит, наложит полную печь [дров], и присматривать надо, не то может сгореть.


Пламя полыхает [кверху] да искры-то летят, так надо [присматривать], чтобы не загорелось.
Когда истопится, закрываем печь и уходим домой на ночь.

Ночь проспим.


Когда утром дома справимся, темно еще, часа в четыре идем [молотить].

Втроем молотим.


Дверь открываем в темноте, пучок лучины под мышкой, приходим, лучину зажигаем.


Снопы расстелем на полу [так], чтобы колосья с двух сторон сходились (\'были\').


Молотим тремя цепами.


В один ряд семериков восемь расстелем, в одну сторону и другую.
По этим колосьям втроем молотим.

Если четверо [людей], так втроем молотим, а четвертый впереди переворачивает снопы.


Их (\'его\') нужно переворачивать, одну сторону смолотим, человек переворачивает снопы, потом другую сторону [молотим].


С двух сторон молотим.
Один человек серпом эти снопы [вязки] разрезает, а мы с цепами стоим.

Потом один человек сгребает [солому], снопы отодвигаем в сторону.
Чтобы середина была ровная, сюда рожь сыпалась.

Пустые колосья ржи граблями выгребем куда-нибудь в угол.


Втроем опять молотим, а четвертый человек граблями (\'ручкой граблей\') подает нам снопы.


Сноп бросит нам, мы его смолотим, он опять бросит, еще перевернет граблями сноп.



Так всю эту ригу обмолотим.


После этого обметем рожь метелками.

Нужно эти колосья вымести в одну и другую сторону, чтобы рожь была чистая.


Когда очистим от крупного сора, сгребаем [рожь] лопатами в кучу, к стене, большую такую кучу нагребешь, пока не закончишь молотить.


Когда закончим молотить, один человек садится на стульчик и вот деревянной лопатой перекидает всю эту кучу.


Мякину надо отделить.


Связываем из соломы метелку, этой метелкой выметешь колосья в сторону.


Зерно (\'рожь\'), которое при веянии падает вперед, нагребаем в мешки.


Зерно, которое остается сзади, которое не тяжелое..., некоторые зерна не тяжелые, мякина падает впереди, а ржаное зерно падает ближе, рядом с мякиной, а хорошее зернооно уже идет кпереди.


Эту хорошую рожь насыпаем отдельно в мешки, а плохую рожь опять в кучу сгребем и снова перекидаем и в отдельные мешки насыпаем.


Мякину сгребем (\'сдвинем\') в кучу.

[Зерно] увозим на лошади в склад.
Там имеются закрома, в эти закрома высыпаем.

А мякину там в гумне оставляем, солому связываем, связки надо отвезти в сарай.


Теперь молотят машиной.

Вот сегодня мы молотим да и вчера молотили.
Теперь рожь еще на этих кольях, сохнет...

Вчера пригнали комбайн в поле.

Мы на трех лошадях возили снопы.


А людей было человек двадцать.


Липа не растет в каждом месте, она растет только местами, ближе к реке, на пригорках, в лощинах, по берегам рек больше растет.

Это дерево вырастает не очень высокое, но некоторые толстые вырастают.


Срубишь эту липу, ветки отрубишь, потом выдираешь [кору] из этой палки.


В моток надерешь, моток свяжешь, мотка два или три [сделаешь] и домой.


Домой принесешь.
Куда ее девать?

Нужно замочить ее в озеро ...
если озеро близко, или в реку замочить, а реки нет и озера нет, нужно в какую-нибудь лужу замочить.

Опустишь туда камень.


Если камня нет, положишь чурку, прижмешь ее туда.


Лежит там, может быть, месяц, а может быть, и два, пока она не выделается.


Посмотришь ее, если не готова, обратно положишь, если готова, поднимешь оттуда.
[Если] готова, так кора отходит, слоями отделяется.

Выполощешь, принесешь ее домой, вытянешь на заборе или на частокол положишь.
Она сохнет.

Иногда из этого лыка рогожу делали, мочалку делали для мытья пола, для бани сделаешь мочалку.

Раньше в магазинах веревки не было, так из лыка делали.