Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Anttihe mindei väges mehele

Corpus: Laments and lamentations

Northern Veps, Bridal laments

Informant(s): Ермолаева Анастасия, 1899, Шелтозеро (Šoutarv), Prionezhsky District, Republic of Karelia
recording place: Шелтозеро (Šoutarv), Prionezhsky District, Republic of Karelia, year of recording: 1962
recorded: Лонин Рюрик Петрович

Anttihe mindei väges mehele
(Vepsian)

Kozitihe mindei niičukašt’.

Mina olen mamal da papal üks’ tütär.

Mama da papa anttaze mindei väges mehele.

Mama da papa lujas zarihe prihäze,

Prihäine oli lujas bohat.


Mama da papa kogotihe kaik minun rodn’aine.

Mina vellüdele sanuin: ”Ala sina zar’de bohastvaha.

Mili bohastvad ii pida.

Pidagad mindei verhan kazačihan sijas kodiš,

Mina radan ičemii pöudoižil”.


Vellütt: ”Mina sindei kundližin”.

Vellütt mili sanui vasthaze:

Mama da papa sindei anttaze mehele”.


Anda mama da papa nüguni ihasteleze.

Ükse mina en necen prihän taga.

Ükse mina čajud hijal en d’oškande,

lounad mina hijal en söškande,

ičin kündlüzil mina küläine liinen.


Mina ükse necida ženihod navediškande en.

Ükse mina tegen ičelin surmaižen.

Valičen mina vauktan koivh’aižen,

kudamb koivh’aine, iilä dölod, a hän kumardeleze,

iilä vihmad, a hän valuteleze.


Vel’l’, armaz sina viikuško,

tule sina pätničan sen koivh’aiženno,

ehtned sada mindei, mina liineškanden eläb.


Ed ehtne tabata mindei, mina petl’hä män.

Vel’l’ tabaz’ mindei, vii mamanno da papanno.

Mama da papa mindei zavottihe žal’dita.

Zavottihe mindei pagištoitta:

Prihä sindei navedib, i pereh navedib”.


I mänin mina mehele necen prihän taga.

Выдали меня насильно замуж
(Russian)

Посватали меня девочку.

Я у мамы и папы одна дочка.

Мама и папа отдают насильно замуж.

Мама и папа очень позарились на парня,

Парень был очень богатый.


Мама и папа собрали все мою родню.

Я братцу сказала: «Не зарься на богатство.

Мне богатства не нужно.

Держите меня вместо чужой работницы дома,

я буду работать на своих полях».


Братец: «Я бы тебя послушал».

Братец мне ответил:

«Мама да папа выдадут тебя замуж.


Пусть мама да папа теперь порадуются».

Все равно я не пойду замуж за этого парня.

Все равно я не буду у них чай пить,

обеда у них не буду есть,

своими слезами я буду сытая.


Я все равно этого жениха не буду любить.

Все равно я покончу с собой.

Выберу я белую березоньку,

березоньку, которая без ветра клонится,

без дождя обливается.


Брат, любимый ты старший братец,

приди ты в пятницу к той березоньке,

успеешь застать меня, так буду я жива.


Не успеешь поймать меня, я в петлю пойду.

Брат схватил меня, отнес к матери и отцу.

Мама и папа начали жалеть меня.

Начали они меня уговаривать:

«Парень тебя любит, и семья любит».


И вышла я замуж за этого парня.