Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

Kut mužik i kondi nagrhen semetihe

Corpus: Tales

Central Eastern Veps

Informant(s): Калинина Александра Леонтьевна, 1909, Пондала (Pondal), Babayevsky District, Vologda Oblast
recording place: Пондала (Pondal), Babayevsky District, Vologda Oblast, year of recording: 1958
recorded: Зайцева Мария Ивановна

Source: Вепсские народные сказки, (1996), p. 173-176
audio archive of ILLH, KarRC RAS: №47/6
НА КарНЦ, кол.83, ед.хр.172

Kut mužik i kondi nagrhen semetihe
(Veps)

Elotihe ukoine da akaine.

Ukoine da akaine lähttihe kasked čapmaha.


Mändihe mecha.

Kondi side ištub.
Kondi tuli da pagižeb:
- Ota, ukoine, mindain' sebrha, mina siniiž abutaškan čapta.


Ukoine čapab kirvhuu, kondi čapab lapoil.


Čapetihe kasken.

Kondi pagižeb:
- Nügut, ukoine, mida radaškam?


A nügutte kevedohosai ištuškab muga, a kevaduu mina tulon dai karziškam.


Kevaduu ukoine tuli, ka kondi ištub kaskerüunal.

Kondi magadap-ki side kaskennuu.


Kevaduu mužik'aine tuli kirvhutme.


Kondi karzib lapoil, mužik'aine kirvhuu.


Kasken karzitihe.


Kondi pagižeb möst mužikalo:
- Konz nügutte, mužik'aine, tulod?


A nügut' naku nedalid' kaks’ proidub ka tulon puutmaha.


Kaks’ nedalid' proidi, mužik'aine tuli, virit’ kasken.

Kondi viritab, mužik viritab.


Puuttihe kasken.
Paloi hijau hivin', ii gänu nimittušt’ pätnašt’ vauktad.


Kondi kaik känd’, kandiš nenod palopud.


Kandištihe, palon lodihe.


Mužik'aine pagižeb:
- A kutšo mina, - sanub, – tulon hebuu kündmaha, ved’ hebo kondid' varaidab?


Sina hebolo päha pano havad da tulo muga.


Ii, hebo kondg'an rižab, uidub, minain’ ii saška küntta.


Sina uidu, mina semendan, potom sina tulod.
Mina üksnäin' kündan, ägestan i semendan hebome.

Kondi mužikan kundol', uidii.


Nece mužik'aine tuli, nagrhen semenz’, paloižen künd’, ägest’.


Kazvab nece nagriž.

Kondi kaiken nagrižmannu käub, ii rohti edahaks nikuna, ii rači mända.


Mugoine čoma nat’ kazvoi hüvä, süguzuhusai kazvoi.


Kondi ii koske.


Mužikäine tuli rižamaha, nat’ čoma.

Kondi küzub:
- Mida, mužik, nügüt' radaškam?


A vuu naku nedališt’ kaks’ proidub libo kuume da tulom nütkmähä.


Proidi kuume nedalid'.

Kondi ištub kaiken.


Mužik da ak tuudihe nütkmähä.


Nütkitihe mužik da ak nagrhen, kondi-ki nütkib.


Nütkitihe, nütkitihe, viičed ottihe, kogoine leštitihe.


Mužik küzub kondgäu:
- Mida otad, kondi, otad pälombaižen vai alombaižen?



Miniin’ pälombaine anda.


Hän dumaib, kagran söskendob, päu hüvä, ka pälombaine i nagrhes-ki hüvä.


Ukoine nagrhen haudha kopaz’, a kondi nätin' haudha kopaz’.

Ištub kondi kaiken kopannu, varastab konz ukoine tulob nagrhezo.


Ukoine pagižeb kondg'alo:
- Mina nagrhezo se tuloškan, ka hebo se varaidab, ka sina uidu.


A en uidu, ii varaidaška.


Kondi ištub, a sigau g'o ukoine gor'uib:
- Kut tariž ajada nagrhezo, kondi nügütte mindain' söb.
Ved' hänou kopatud nati hapatihe, a mina otan nagrhen hüvän.

Miniin’ g'o siloi surmaine.


Ajetihe kahton kesken akame, hüvästi pagištihe akaštme kodiš, kut rata.

Mužik hänolo opendab:
- Sina, akaine, naku na kirvez, nu a mina otan toižen kirvhen.
Lähemba hebod-se sinna nagrižmannoks-se mina ajan, da sina gäd da kočkuta-ki.

A mina küzuškan:
- Ken sigau?


Sina otvetoiče:
- Mecnik.


Augat tuugoi tänna, kondgid iile.


Sina ala tulo, ala ozutado.


Ajei mecha mužik'aine, ajei ka kondi ištub.

Mida tehta?

- Davai, kondi, kaigam haudad.


Sigau staruhaine g'o kočkutab kirfhuu.


Ukoine kričib-ki:
- Ken sigau?


Mecnikad.


Keda ecit?


Kondgid'.


Augat tuugoi, tägau iile kondgid'.


A sina, kondi, vere regelo.


Kondi regelo valihe:
- Sina, ukoine, sido mindain' norau.


Ukoine norau sidoi.


- Anda mina kirfhudon panen regehe.


Täpsaidab kirfhüu kondg'alo vacha.

- Oi g'o, kibed
kondi-se pagižeb.

Ukoine sanub:
- Davai mina toižhe sijaha išken, en sihe ka ii kibed.


Toižen kerdan täpsaidab kirfhuu vacha.


Kondg'au kiškad langetihe.


Sidotud norau ka ištub kondi regüu.


Staruhaine hotkemba tuli da heboižuu kodihe ajetihe da kondg'an vedihe-ki.

A potom kondg'an ved'he, güudatadihe, toižuu päivau nagrhezo tuudihe.


Nece mužik'aine mahtoi rata.


Kondg'an sai dai nagrhen kaiken ot’ kondg'an väguu.

Как мужик и медведь репу сеяли
(Russian)

Жили старик со старухой.

Старик со старушкой пошли рубить подсеку.


Пришли они в лес.

Тут медведь сидит.
Подошел медведь и говорит:
Возьми меня, старичок, в общину, я буду тебе помогать рубить.


Старичок рубит топором, медведь лапами.

Срубили они подсеку.

Медведь спрашивает:
Что мы теперь, старичок, будем делать?


А теперь до весны будет так, а весной я приду и будем чистить подсеку.

Весной старичок пришел, так медведь сидит на краю подсеки.

Медведь тут и спит, около подсеки.


Весной старичок пришел с топором.


Медведь чистит подсеку лапами, а мужичок топором.


Вычистили они подсеку.


Медведь опять говорит мужику:
- Когда же ты, мужичок, теперь придешь?


А теперь пройдет недели двеи приду жечь.

Две недели прошло, мужичок пришел, поджег подсеку.

Медведь поджигает, мужичок поджигает.


Сожгли подсеку.
Сгорело у них хорошо, не осталось никакого белого пятнышка.

Медведь все повывернул, выносил эти обгорелые пни.


Выносили и вычистили пожогу.


Мужичок говорит:
А как же я приеду на лошади пахать, ведь лошадь боится медведя?


А ты накинь мешок на голову лошади да так и приди.

Нет, лошадь медведя чует, уйдет она, я не смогу пахать.

Уйди ты, я посею, потом ты придешь.
Я один с лошадью выпашу, пробороню и посею.

Медведь послушался мужика, ушел.

Этот мужичок пришел, пожогу вспахал, пробороновал, репу посеял.


Растет эта репа.


Медведь все время приходит к репному полю, не смеет далеко никуда уйти.


Такая уж хорошая ботва к осени выросла.


Медведь не трогает.

Пришел мужичок посмотреть, ботва хорошая.

Медведь спрашивает:
Что, мужик, теперь будем делать?


А вот пройдет еще недели две или трипридем дергать.

Прошло три недели.

Медведь все сидит.


Мужик с женой пришли репу дергать.


Мужик с женой дергают репу, и медведь дергает.


Дергали, дергали, взяли ножи, очистили репу от ботвы, [сложили] в кучи.


Мужик спрашивает медведя:
Что ты, медведь, возьмешь, вершки [букв.: верхнее] или корешки [букв.: нижнее]?


Мне отдай вершки.

Он подумал, что раз он овес ест и верхушки хорошие, то и у репы тоже.

Мужичок репу в яму закопал, а медведь ботву в яму закопал.


Сидит медведь все время около ямы, ждет, когда мужик приедет за репой.


Старичок говорит медведю:
Я за репой-то приеду, лошадь-то боится тебя, так ты уйди.


А не уйду я, не будет бояться.

Медведь сидит, а мужичок там горюет:
Как мне ехать за репой, теперь медведь меня съест.
Ведь ботва у него закопана и сгнила, а я возьму хорошую репу.

Тогда уж мне смерть.


Поехали они вместе с женой, дома они хорошо договорились, как им быть.

Мужик учит жену:
Вот ты, жена, возьми топор, а я возьму другой.
Я подъеду с лошадью ближе к репному полю, а ты останься и стучи.

А я буду спрашивать:
- Кто там?


Ты отвечай:
- Охотник.


Не ходите сюда, здесь нет медведей.


Ты не выходи и не показывайся.


Поехал мужичок в лес, так медведь там сидит.

Что делать?

Давай, медведь, раскопаем ямы.

А старуха там уж стучит топором.

Старичок и кричит:
Кто там?


Охотники.

Кого вы ищете?

Медведей.

Не ходите, здесь нет медведей!..

А ты, медведь, ложись на сани.


Медведь на сани взвалился:
Ты, мужичок, привяжи меня веревкой.


Мужичок привязал веревкой.

Дай я топорик положу в сани.

Топором как стукнет медведя по животу.


Ой, больно! медведь-то говорит.

Старичок говорит:
Давай я по другому месту ударю, так не будет больно.


Второй раз как стукнет по животу топором.

У медведя кишки вывалились.


Привязан медведь в санях.


Старушка быстро пришла, да на лошадке поехали и медведя увезли.


Медведя привезли, выгрузили, на следующий день приехали за репой.


Этот мужичок умелый был.

И медведя добыл, и репу всю добыл медвежьей силой.