Тексты

Вернуться к списку | редактировать | удалить | История изменений | ? Помощь

El’et’t’ih ukko da akka, ei ollun heil’ lapšii...

Корпус: диалектные тексты

Дёржанский

Информант(ы): Чугаева Марфа Ивановна, 1898, Александровское (Ol’eksandrowskoi), Погорельский район, Тверская (Калининская) область
место записи: Александровское (Ol’eksandrowskoi), Погорельский район, Тверская (Калининская) область, г. записи: 1960
записали: Макаров Григорий Николаевич

Источник: Г.Н. Макаров, Образцы карельской речи. Калининские говоры, (1963), с. 181-182
ф/архив ИЯЛИ КарНЦ РАН: №128/8

El’et’t’ih ukko da akka, ei ollun heil’ lapšii...
(карельский: собственно карельское наречие)

El’et’t’ih ukko da akka, ei ollun heil’ lapšii.

Ukk i šanow: „Akk, mid rubiemm ruadmah?


Meil’ vet’ trudno on kahell šiwnken”.


Akk i šanow: „Davai l’eikkuam miwn šormen i panem pečurkah”.


L’eikkai akk šormen i pan’i pečurkah.

I ka paistaw akk kakkorua i šanow: „Oh, ka kuin ois’ vet’ poigan’ i veis’ miwn ukoll perfatkuw”.


(A ukk kynd’äw pellošš).


A hiän pečurkašt i šanow, šormut še šiel’d’: „Buab, buab, davai mie l’ähen vien d’iadoll perfatkuw”.


A hiän i šanow: „Da vet’ šie olet pikkaran’e, ei šua”.

– ,,Šuaw, buab, davai!”.


I l’äks’i.

Buaboh and hänel’ kakkorua, pan’ hänel’ tor’elkall, hiän i l’äks’ kandamah.


Aštuw, aštuwbron’it: ,,Kra-a, kra-a!”.


Hiän šanow: „Naguw i t’eil’!”.


I bron’iloill andaw kakkorua.

Šid aštuw, aštuw, diadoh kyn’d’äw: „D’iad, d’iad, aššu väl’iäzeh perfatkuw šyömäh!”.


D’iadoh tul’: „Oh šie, murun’ miän om!


Oh šie miän avuttajane!”.


„D’iad, davai, davai mie rubien kyn’d’ämäh!”.


„Da šie et maha, olet pikkaran’e”.


„Davai, d’iad!”.


Istuči pluwgan piäl’ (šilloin oldih pluwgat, adrat).

Istuči pluwgan piäl’, kyn’d’äw i lawlaw.


Ajetah bajar’it i šantah: „D’iadon’, d’iadon’, myä meil’ t’äm poigan’e”.


„En myä”.


„Myä, d’iadon’e, myä šiwl annam šuwret d’engat”.


– ,,N’i mit’t’yz’ie miwl d’engoi ei pie, en myä!”.


A hiän: „D’iad, myä, myä, mie tulen iär’el’l’äh, myä!”.

D’iad ott hän’en i möi.

I zavern’ittih hän’en, korman’ih pandih.


Hiän korman’ih naguad’i, šiäl’d’ kormn’ist i uid’i...


Konž hiän korman’ist kočaht, laškieči kukkzen piäl’l’ i uinoi.

A l’ehmä hän’en i šöi.


I tul’i kod’ih.


L’ehm zabol’el.


L’ehmän is’kiet’t’ih.


N’äm šualat luadih.


A hukk šöi.


Hukk šöi i tuli ukkzelluh aittah.


(Taht hiän mid buit’, mid l’ienöw, šywv) i lomočči šipk.


A ukkon’e kuwlušt, d’iadon’e, i talit hän’d’ä ambuo, a hiän i šanow: „D’iadon’, el’ ammu, mie olen vačašša”.


Ka hiän hukald viidi vačašt i d’engat cial i hukan tawtettih.

I s’eičas el’t’äh, paživajut i dobra naživajut...

Жили старик да старуха, у них не было детей...
(русский)

Жили старик да старуха, у них не было детей.

Старик и говорит: «Старуха, что будем делать.


Нам ведь трудно двоим с тобою».


Старуха и говорит: «Давай отрежем мой палец и положим в печурку».

Отрезала старуха [свой] палец и положила в печурку.

И вот печет старуха блины и говорит: «Ох, кабы вот был сыночек и отнес бы моему старику завтрак».


(А старик пашет в поле).


А он, пальчик тот, оттуда из печурки, и говорит: «Бабушка, бабушка, давай я пойду отнесу дедушке завтрак».


А она говорит: «Да ты ведь маленький, не сможешь».

– «Смогу, бабушка, давай».


И пошел.

Бабушка дала ему блины, положила ему на тарелку, он и пошел с блинами.


Идет, идетвороны: «Кра-а, кра-а!».


Он говорит: «Вот и вам!».

И воронам дает блинов.

Потом идет, идет, дед его пашет: «Дедушка, дедушка, иди скорее завтракать!».


Дед его пришел: «Ох ты, наш крошечка!

Ох ты, наш помощничек!».


– «Дедушка, дай, дай я буду пахать!».


– «Да ты не умеешь, ты маленький».


– «Дай, дедушка!».


Сел на плуг (тогда были плуги, сохи).

Сел на плуг, пашет и поет.


Едут бояре и говорят: «Дед, дед, продай нам этого мальчика».


– «Не продам!».


– «Продай, дедушка, мы тебе дадим большие деньги».


– «Никаких мне денег не надо, не продам!».


А он [мальчик]: «Дедушка, продай, продай, я вернусь [к тебе], продай!».

Дед взял да и продал его.

И завернули его, в карман положили.


Он в карман нагадил, потом оттуда [из кармана] и удрал


Когда он из кармана выскочил, лег на цветок и уснул.

А корова его [мальчика с цветком] и съела.


И пришла домой.


Корова заболела.


Корову зарезали.


Эти кишки выбросили.


A волк и съел [кишки].


Волк кишки съел и пришел к старичку в клеть.


(Хотел там что-нибудь, что окажется там, съесть) и громыхать стал сильно.


А старик услышал, дедушка, и хотел его [волка] застрелить, а он [мальчик] и говорит: «Дедушка, не стреляй, я в животе [у волка]».


Вот он вышел из живота [у волка]: и деньги целы, и волка поймали.

И сейчас [они] живут-поживают и добра наживают...