Тексты

Вернуться к списку | редактировать | удалить | Создать новый | История изменений | ? Помощь

Kut mužik bajarinke sudihe

Корпус: диалектные тексты

Средневепсский западный

Информант(ы): Самакова Серафима Никитична, 1915
место записи: Озера (Järvenkülä), Подпорожский р-н, Ленинградская обл., г. записи: 1961
записали: Муллонен Мария Ивановна

Источник: М. Зайцева, М. Муллонен, Образцы вепсской речи, (1969), с. 27-29
ф/архив ИЯЛИ КарНЦ РАН: №167/4

Kut mužik bajarinke sudihe
(вепсский)

(Sarn)

Ende eliba mužik da ak.


Mužikou da akou oli lapsid’ diki äi, eliba diki bedno.


Lehm prapadi, üks’ oli da i.
Dumaiba, dumaiba, mid’a n’ugde zavot’t’a.

Üks’ lehm oli da i se prapad’.


Ak sanob: «Mäno, mužik, bairil’ pakiče vüghä dengoid’, hilläšt’i maksamei».


Mužik män’ bairinno da i sanob: «Bajar’, anda vüghä den’goid’ miile.

Lehm prapad’, lapsid’ äi».


– «Andan, bajar’ saab, dengoid’, tol’ko ningomale strokule maksta».


– «Maksan, maksan».


– «A ed maksa, ka minä lehmän sinei mön da den’gad tagaz otan».


– «Siloi jo ota, emboi maksta ka».


Andoi bajar’ mužikale dengoid’, mužik mäni, osti lehmän.


Pidi necen lehmän, pidi, strok tuleb, den’goid’ maksta-se ele.


Bajar’ dengad pakičeb, den’goid’ ele.


Bajar’ andoi sudha.


Mužik pöl’gästui.


«N’ugde, sanob, bajar’- ka mindei jo sudib.


Otab lehmän da i sudib vu t’urmha».


Hüvä.
Lehmän ot’, tagaz müi, den’gad pan’ šižlähä da astub sudale.

pästtud da astub.

Čigan homaič: mužik astub pästtud da sin’n’a sudhapei.


Loihe čigan: «Mužik, mijak sinei pästtut ka».


– «Ištu, čigan, vaitti, otin’ bajaril’ vüghä dengoid’ da lehmän ostin’.


Bajar’ den’gad pakič da emboi strokule maksta.


Lehmän müin’ da n’ugd’e sudale astun, den’gad-se sudou antta».


– «Oi, sinä gor’a, minä sindei opendan sut’t’as».


– «Kut?».


– «Polen den’goid’ andad lehmän mine?».


– «Andan, andan».


– «Minä opendan.


Mänod sudale, küzutasoi sinei: ”Mužik, den’gad barinou otid’?".


Nu ka sin’ä sano: ”Nu i što?”.


– ”Ka tari maksta”.
Sano: ”Vot ješo”».

Mužik tuli, šapkan hiiti, sud’jale kohtha siižutihez.

Ez’mei sanoi bajar, а sid’ mužikou küzeleškat’he: «Sinä, mužik, otid’ bajaril’ d’en’goid’ vüghä?».


– «Nu i što?».


– «Tari maksta».


– «Vot ješo!».


– «Ka kutag muga, vet’ sinä, otid’ ka tari maksta».


– «Nu i što?».


– «Ii kut- maksta ka tari lehm tagaz möda».


– «Vot ješo!».

Nu midä, sud’jad sanoba: ele mužikou mel’t’.


Mänibä rešmähä sudad, sigä rešiba: mužikou mel’t’ ele, mužik glup, lapsid’ äi, a bajar’ bohat, okha mužikale ostab lehmän tagaz.

Min’ hänenke uradanke teged.

Tuliba, mužikale bumagan lugiba.

Lugiba da mužik edlez siižub.


«Mužik, mäno kod’he».


– «Vot ješo!».


– «Ka mijak siižud?».


– «Nu i što?».


Mužikan odva kaimziba ukshe.


Mužik läks’.

Läks da astub, a čigan-se soumeižen taga varastab jo.


Mužik vaiše čigananno-se tul’, čigan souman tagapei loihe: «Mužik, anda mine pol’ den’goid’».
A mužik saab: «Vot ješo!».

– «Ka vet’ sinä mini toivotid».


– «Nu i što?».


I čiganale mužik dengoid andand ii.


Tuli kod’he, osti lehmän i mužik eläškanzihe.

Как мужик с барином судился
(русский)

(Сказка)

Жили-были муж да жена.


У мужа и жены было очень много детей, жили очень бедно.


Корова подохла, одна и была.
Думали, думали, что теперь делать.

Одна корова была, да и та подохла.


Жена говорит: «Иди, мужик, попроси у барина денег в долг, понемногу расплатимся».


Мужик пошел к барину и говорит: «Барин, дай нам денег в долг.

Корова подохла, детей много».


«Дам, – говорит барин, – денег, только к такому-то сроку уплати».


– «Уплачу, уплачу».


– «А не уплатишь, то я продам твою корову и деньги возьму обратно».


– «Тогда уж возьми, раз не смогу уплатить».


Дал барин мужику денег, мужик пошел, купил корову.

Держал, держал он эту корову, подходит срок, денег нет уплатить [долг].


Барин просит деньгиденег нет.


Барин подал в суд.


Мужик испугался.


«Теперь, – говорит, – барин-то уж засудит меня.


Возьмет он корову, еще и в тюрьму засудит».


Ладно. Взял он корову, продал, деньги положил за пазуху и идет в суд.

Голова опущена и идет.

Цыган увидел: идет мужик с опущенной головой туда к суду.


Бросился цыган: «Мужик, почему ты опустил голову?».


– «Молчи, цыган, взял я у барина денег в долг да корову купил.


Барин просил деньги, да я не мог уплатить в срок.


Корову я продал и теперь в суд иду, деньги-то в суд отдать».


– «Ой, ты, бедняга, я научу тебя судиться».


– «Как?».

– «Половину денег, полученных за корову, отдашь мне?».


– «Отдам, отдам».


– «И я научу тебя.


Пойдешь ты в суд, спросят у тебя: „Мужик, деньги у барина взял?”.


Ну, так ты скажи: „Ну и что?”.


„Так нужно уплатить”.
Скажи: „Вот еще!”».

Мужик пришел, шапку снял, встал напротив судей.

Сначала сказал барин, а потом стали спрашивать мужика: «Ты, мужик, взял у барина деньги в долг?».


– «Ну и что?».


– «Нужно уплатить».


– «Вот еще!».


– «Да как же так, ведь ты взял, так нужно уплатить».


– «Ну и что?».


– «А не можешь уплатить, так нужно корову обратно продать».


– «Вот еще!».


Ну что, судьи говорят: «Hет у мужика ума».


Пошли решать в суде и решили там: у мужика ума нет, мужик глупый, детей много, а барин богатый, пусть мужику опять купит корову.

Что с ним, дураком, делать будешь?

Пришли, мужику бумагу прочитали.

Прочитали, а мужик-все стоит.


«Мужик, иди домой».


– «Вот еще!».


– «Что ты стоишь?».


– «Ну и что?».


Мужика едва прогнали в дверь.


Мужик ушел.

Пошел, идет он, а цыган-то за углом ждет уже.


Мужик только подошел к цыгану, а цыган бросился из-за угла: «Мужик, дай мне половину денег».
А мужик говорит: «Вот еще!».

– «Но ведь ты мне обещал».


– «Ну и что?».


И мужик цыгану денег не дал.


Пришел домой, купил корову и зажил мужик.