Тексты

Вернуться к списку | редактировать | удалить | Создать новый | История изменений | ? Помощь

Kaikkie kudoma iče

Kaikkie kudoma iče

карельский: собственно карельское наречие
Валдайский
Pelvaš kažvaw korgien’e, kitemmä pelvahan. Kuin šoal’istuw, rubiemma d’er’imäh, d’er’immä, kuivetah pelvahat. Šiidä riivimmä, riivinlawvalda kuboloih šivomma, kuboloista pelvahat luugalla l’evitämmä. Luugalda noššamma i loukuttamah rubiemma. Vivomma vidiemel’l’ä, a šiidä har’joamma har’joila. Viduos’s’a langiew koabie, nu koabie mänöw nuorih.

A har’jatešša mi langiew?

Har’joista ladviezet, rubiemma kezröämäh, loajimma kud’el’inan. Vadvot kud’el’inan i šivot kuožal’ih. Ladviezešta, pakšumma kezräimmä hattaroih, alaz’in pöäl’üštöih. Toiz’ičči har’joat toagiella har’jalla, jo tämä labeh l’iew paičeš pukšuloih da pos’t’el’n’ikkoih. Kuvot häneštä piiččuo värččil’öih, a nel’l’äl’l’ä n’iijel’l’ä koštuo.

Har’jattihgo šuvašharjalla?

O! Šuvašharjan jäl’geh l’iew paraš, pelvahin’e. Pelvahis’ta kudoma da bel’imä tüt’t’öl’öil’ä šobih, kahekšalla n’iijel’l’ä kuvottih skoat’t’er’ih broan’inoa. Vielä nüttena on harvazeh vanhoja rušn’ikkoja pelvahizešta, ennen tüt’öt varuššettih höäkši äijiin. Pidi mahtoa kuduo broan’inoa kir’jonkela. Rušn’ikat i šovat oldih šomiila sročkiila, sročkat hiemais’s’a. Pidi langazie loimešta r’iwhellä i šidä müö sročkoa loajittih.
A mie iče kuvoin i paikkoja, loimi ol’i l’iinan’e a kuvoin šargazella langalla, lambahan villašta hienoh kezrättü. Šivot tämän paikan talvella i l’ämmin.

Пунжина Александра Васильевна

Всё сами ткали

русский
Лён вырастет повыше, прополем его. А как поспеет, станем теребить; вытеребим, лён высохнет [в бабках], затем броснуем, а после бросновки увяжем в связки. Из связок лён расстелем на лугу, с луга поднимем и начнём мять. Растреплем трепалом, а затем расчешем гребнем. При трёпке падает пакля, так пакля идёт на верёвки.

А при очёсе что падает [на землю]?

Изгребь при гребне. Прясть как начнём, сделаем кудель. Сваляешь кудель и привяжешь к прялке. С изгреби пряли потолще на портянки да на холщовые рукавицы к [шерстяным] варежкам. Второй раз очёсываешь частым гребнем. Так этот очёсуже пачеси, пойдут они на портки [мужчинам] да постельники. Из них ткёшь также ряднину на мешки, а четырьмя нитченкамигрубое полотно.

Очёсывали ли [волокно] щетью?

О! После щети получится лучшее волокно; из чистого волокна ткали да отбеливали [полотно] для сорочек девушкам. Восемью нитченками ткали [из него] узорное полотно на скатерти. Ещё реденько и сейчас старые льняные полотенца встречаются (‘имеются’). Девушки к свадьбе в старину приготовляли помногу [тканого]. Нужно было уметь ткать браное полотно с узорами. Полотенца и сорочки были с красивой мережкой; [в сорочках] – мережка на рукавах. Из основы надо было выдергивать нитки, а [затем] по этим [просветам] и делали мережку.
А я сама и платки ткала. Основа была льняная, а ткала шерстяной ниткой, спряденной из овечьей шерсти. Такой платок зимой как повяжешь, тепло и будет.