Тексты

Вернуться к списку | редактировать | удалить | Создать новый | История изменений | ? Помощь

El’et’t’ih muamo i kakši poigi̮a...

Корпус: диалектные тексты

Толмачевский

Информант(ы): Зарубина Мария Дмитриевна, 1911, Тимошкино, Лихославльский район, Тверская (Калининская) область
место записи: Тимошкино, Лихославльский район, Тверская (Калининская) область, г. записи: 1961
записали: Макаров Григорий Николаевич

Источник: Г.Н. Макаров, Образцы карельской речи. Калининские говоры, (1963), с. 157-159
ф/архив ИЯЛИ КарНЦ РАН: №143/3

El’et’t’ih muamo i kakši poigi̮a...
(карельский: собственно карельское наречие)

El’et’t’ih muamo i kakši poigi̮a.

Yks’i poiga ol’i hajukaš, a toin’e ol’i howkka, howkka Iivan, vot.


Yks’i poiga l’äks’i ohottuolla, a toin’e poiga, howkkan’e, i šanow: „Davai, muamo, i mie l’ähen“.


Muamo šanow: „Oh, howkka, kunne šie l’ähet, raz’i ši̮aw pywd’iä šiwla, mingo?


Ei ši̮a, ei ši̮a pywd’iä!“.


A hiän šanow: „Ana, šanow, miwla kowkku da labie (ružji̮a ew: vahnembi poiga, vel’l’i, otti ružjan, toizella ew), mie l’ähen kowkunke da labienke".

Nu muamo ando kowkun da labien.

Hiän hyppäi, hyppäi: tulow hukka vaštah.


Hiän hukkua t’äd’ä labiella da kowkulla lohmaii tappo.


Hyppäi kod’ih dai šanow: „Muamo, kačuo, mie tapoin, kuin koiran, harmuan, dai l’äks’iin, en tuonnun kod’ih”.


„Mid’iä šie et tuonnun, oh, howkka Iivan!


Ois’ ollun šiwlaššen tuluppa!”.


A hiän i šanow: „O, l’ähenžen tapan”.


L’äks’i tappamah.

Tulow rebo vaštah.


Tul’i hiän, tuaš revon t’ämän tappo, tuaš i hyppiäw hyväl’l’ä miel’in.


Hyppiäw muamolluoh: ,,Šiel’ä, d’eskat’, viel’ä tapoin!”.


Tul’i, šanow: „Tuašen kuin koirazen, ruškiezen, pörhäkkäzen tapoin”.

I tuašen ihaštunnun tulow: „Tapoin”.


Muamo šanow: „Mid’iä et tuonnun?”.


„O, l’ähenžen tuon!”.


L’äks’i tuomah.

Tulow jän’is’ vaštah.


Jän’iks’en t’ämän hiän tuaš tappo.


Tuaš hyppiäw.


Tuaš tulow: „Muamo, šanow, tapoin mie harmuazen, kuin kaz’izen, korvazet hörpäzet.


Tapoin dai l’äks’iin".


A hiän šanow: ,,Mid’iä šie tapoit, a et tuonnun, ois’ ollun šuapka!”.


– ”O, l’ähenžen, šanow, tuon”.


L’äks’i tuomah.

Tulow pappi vaštah.


A hiän pappie tuaš lohmai labiella da t’äl’l’ä, nu ožai, labiella da kowkullai tappo papin da tukista i taššiw hän’d’ä.


Tul’i ikkunalluoh, toi t’ämän papin dai šanow: „Muamo, ka toin, šanow, tulupan!”.


Muamoh šanow: ,,Mis’s’iä on, ožutua?”.


A hiän šanow: „Ka, šanow, on krinčoin luoh pandu”.


Muamoh tul’i, kačahti.

Kaččow: pappi!


Dai šanow: „Šie mid’ä ruavoit, howkka, šanow, Iivan!


Mäne peit’ä, šanow, ruvetah šilma t’äštä šyvin hawkkumah”.


Hiän män’i kyl’yh palat’in alla tungi hänen, dai l’äks’i kyl’iä myöt’ kuččumah šuolua-l’eibiä šyömäh.

I šuarna kaikki.

Жили мать и два сына...
(русский)

Жили мать и два сына.

Один сын был умный, а второй был дурак, Иван-дурак, вот.


Один сын пошел на охоту, а второй сын, дурачок, и говорит: «Давай, мама, и я пойду».


Мать говорит: «Ох, дурак, куда ты пойдешь, разве ты можешь охотиться (‘можно тебе ловить’), можешь ли?


Не можешь, не можешь ловить!».


А он говорит: «Дай, говорит, мне кочергу и лопату (ружья нет: старший сын, брат, взял ружье, другому нет), я пойду с кочергой и с лопатой».

Ну, мать дала кочергу и лопату.

Он бежал, бежал: идет навстречу волк.


Он волка этого лопатой да кочергой и стукнули убил.


Прибежал домой да и говорит: «Мама, смотри-ка, я убил вроде собаку, серую, да и пошел, не принес домой».


– «Что же ты не принес, ох, Иван-дурак.


Тебе был бы тулуп!».


А он говорит: «О, тогда пойду, убью [вторую]».


Пошел убивать.

Идет лиса навстречу.


Пришел он, опять лису эту убил, опять и бежит радостный.


Бежит к матери: «Там, дескать, еще убил!».


Пришел говорит: «Опять, как собачку, ры-женькую, пушистенькую убил».


И снова радостный бежит: «Убил!».

Мать говорит: «Что же не принес [домой]?».


– «О, пойду тогда принесу!».


Пошел [за собакой].

Идет заяц навстречу.


Зайца этого он опять убил.


Снова бежит.


Снова приходит: «Мама, говорит, убил я серенького, как кошечку, ушки торчком.


Убил и пошел [домой]!».


А она говорит: «Что же ты убил, а не принес [домой], была бы для тебя шапка!».

– «О, пойду тогда, говорит, принесу».


Пошел за ним.

Идет навстречу поп.


А он попа опять и стукнул лопатой да и этим, ну ударил лопатой и кочергойи убил попа да за волосы и тащит его.


Пришел к окну, принес этого попа да и говорит: «Мама, вот принес, говорит, тулуп!».


Мать говорит: «Где же, покажи-ка!».


А он говорит: «Вот, говорит, около крыльца положен».


Мать его пришла, посмотрела.

Смотрит: поп!


Да и говорит: «Ты что сделал, дурак, говорит, Иван!


Иди спрячь, говорит, будут тебя за это ругать».


Он пошел запихал его под полати в бане да и пошел по деревне приглашать хлеб-соль отведать.

И сказка вся.