Texts

Return to list | edit | delete | history | ? Help

[Luvettelow omale ukole]

Corpus: Dialectal texts

Kotkozero

Informant(s): Ефимова Анна Ивановна, 1906
recording place: Обжа (Piži), Olonecky Destrict, Republic of Karelia, year of recording: 1962
recorded: Митрофанова А.А.

Source: Г.Н. Макаров, В.Д. Рягоев, Образцы карельской речи. Говоры ливвиковского диалекта карельского языка, (1969), p. 90-91
НА КарНЦ РАН, разр. III, оп. 2, колл. 157, № 13

[Luvettelow omale ukole]
(Livvi)

Vuata opin kuvamaine naine
Kuanutella kallištu, hüväštü:
Kargijaine miäs olet katettu
Tuarehian turbehužian alle,
Mudamuahužian alle kaimailtu,
Viärehtünüt miäs, viästittömih sijažih,
Kirjažittomih kohtažih.

Ialo, viärehtünüt miäs, viästižii
Ni mittumii kolmetkümmenet vuvvet.

Emmo voi tulla ni sinun
Kawnehien kalmažian piäl’e.

Ollowgo puwtuttu, surendoine miäs,
Sinun luwpalažet suajailla,
Vai liännöw d’iädü nämmile ihavile ilmoile
Mustile voronoile taskailtavakse?

Ollužithäi, kargijaine miäs,
Omil’e kawnehil’e kalmažil’e katettu:
Tuližimmo sinun kawnehian
Kalmažian piäl’e joga päiviä.

Jätteliit kargijaižel’e naižel’e
Kaksi siämen’üttü,
Kaksi kandomuttu kazvatettavakse,
Vajois seiččemis vualahis vuadužis jiädih.


Ül’en skudnolois elonaigažis
Kargijaine naine kazvatteliin,
Kuvamaine naine olin ainos
Külmükengännü, jugeilois ruadolois..

[Rubei iče itkemäh ulvomah].

[Причитывает по своему мужу]
(Russian)

Дайте-ка мне, горемычной, попробовать
Поговорить с дорогим покойным хозяюшком:
Многострадальный ты человек, положен
В сырую землю, под дернинки,
В чёрную землю навсегда ты провожен,
Преставившийся, в места, откуда нет вестей,
В места, на которых нет никаких примет.

Нет, преставившийся, весточек
Никаких от тебя уже тридцать лет.

Не можем мы прийти даже
На твою красивую могилку.

Многопечальный ты, удалось ли
Спасти твои косточки,
Или остались они валяться по этой земле,
Чтобы чёрные вороны клевали их?

Если бы ты, многопечальный человек,
Был похоронен на своём красивом погостушке,
Приходили бы мы к твоей
Красивой могилке каждый день.

Оставил ты, многострадальный,
Многопечальной жене своей
Двух выношенных в утробе,
Двух дитятушек на воспитание,
Когда им даже семи годков полных не исполнилось.

Очень скудной жизнью жили мы,
И я, горемычная женщина, растила их,
Многострадальная женщина, я всегда была
Босоногая и на тяжелой работушке...

[Сама заплакала, зарыдала].