Texts

Return to review | Return to list

Miän baba pagiz’i...

history

June 11, 2020 in 21:29 Нина Шибанова

  • changed the text of the translation
    Наша бабушка говорила, что здесь проходила литва. Мы в лесу спрашивали: «Мол, баба, почему здесь горушки на Куутти-лога (Куутти – это лодочка или плот, сделанный из досок, правят жердью)?». (Находится в стороне Вышнего Волочка на Широковской дороге). Бабушка говорила, что здесь, дети, литва прошла, казны зарыты. А поди знай, что там имеется, кругом болото. Где горушки, в той стороне деревня Вуара [Гора], или Литва. По-русски называют Федоров двор, а по-карельски Вуара. Деревня Вуара большая, и построилась [она] на горе, или возвышенности. В Вуаре живут русские, и когда они говорят, то тянут (слова): Ваня-а! В Вуара мы ездили кататься в Масленицу, там каток. Деревня была очень большая. Вот, вот не была там уже лет пятнадцать: дéла не было, а гулять старая не пойдешь. Вот с Иванькова пойдешь в Широково по дороге: по правой руке гора Линнаншейня [Городская стена]. Почему называют Линнаншейня – не знаю. Теперь дети ходят туда за малиной, на Линнаншейня. Не знаю, есть ли там лес или уже вырублен. В прошлом году сестра во сне видела Линнаншейня: будто бы там живут парни, взятые на войну. Они идут и идут на речку. Сестра спрашивает: «Откуда вы, откуда шагаете?». Они отвечают: «Мы живем в Линнаншейня, идем умываться на Чамку». (Речка такая, ручеек небольшой есть).

June 11, 2020 in 21:28 Нина Шибанова

  • changed the text of the translation
    Наша бабушка говорила, что здесь проходила литва. Мы в лесу спрашивали: «Мол, баба, почему здесь горушки на Куутти-лога (Куутти-лога означает ‘лодочная лужайка, лодочный луг’. Куутти – это лодочка или плот, сделанный из досок, правят жердью)?». (Находится в стороне Вышнего Волочка на Широковской дороге). Бабушка говорила, что здесь, дети, литва прошла, казны зарыты. А поди знай, что там имеется, кругом болото. Где горушки, в той стороне деревня Вуара [Гора], или Литва. По-русски называют Федоров двор, а по-карельски Вуара. Деревня Вуара большая, и построилась [она] на горе, или возвышенности. В Вуаре живут русские, и когда они говорят, то тянут (слова): Ваня-а! В Вуара мы ездили кататься в Масленицу, там каток. Деревня была очень большая. Вот не была там уже лет пятнадцать: дéла не было, а гулять старая не пойдешь. Вот с Иванькова пойдешь в Широково по дороге: по правой руке гора Линнаншейня [Городская стена]. Почему называют Линнаншейня – не знаю. Теперь дети ходят туда за малиной, на Линнаншейня. Не знаю, есть ли там лес или уже вырублен. В прошлом году сестра во сне видела Линнаншейня: будто бы там живут парни, взятые на войну. Они идут и идут на речку. Сестра спрашивает: «Откуда вы, откуда шагаете?». Они отвечают: «Мы живем в Линнаншейня, идем умываться на Чамку». (Речка такая, ручеек небольшой есть).

June 11, 2020 in 21:25 Нина Шибанова

  • created the text
  • created the text translation
  • created the text: Miän baba pagiz’i, što t’äššä l’itva proid’i. Myö kyzyimmä mečäššä: „Mol, baba, mid’ä t’äššä ollah goruškat Kuwt’t’ilogazella (Kuwt’t’i – kuin lodkan’e, kuin plotta luajittu lawvoista, pruavitah dubinoilla)?”. (On Voločkah päin Širokovan dori̮galla). Baba šano, što t’äššä, lapšet, l’itva proid’i, on kaznat zaroidu. A mänt’ie mid’ä šiel’ä on, krugom on šuo. Mis’s’ä ollah goruškat, šiel’ä päin Vuaran kyl’ä, al’i L’itva. Venakokši šanotah „F’odorof dvor”, a karielakši kučutah Vuara. Vuara-kyl’ä on šuwr’i i srojieččieččen goralla, al’i šärkäl’l’ä. Vuarašša ollah venakot i paissešša t’an’it’ah: Van’a-a! Vuarah myö ajel’ima kataimah Muas’l’enčana. Katka šiel’ä on, kyl’ä ol’i äijäl’d’i šuwr’i, ka en ollun šiel’ä jo vuotta viiz’itoista: az’ieda ei ollun, a gul’aimah vahna et l’ähe. Ka l’ähet Ivan’kovalda Širokovalla dorogua myöt’en oigiella kiäl’l’ä on gora L’innanšein’ä. Mint’äh kučutah L’innanšein’äkši – en t’iä. N’yt’t’en lapšet kävel’l’äh vavarnoh L’innanšeinäl’l’ä. En t’iä, ongo iel’l’ä meččä al’i jo on l’eikattu. Männievuodena čikko n’ägi un’issa L’innanšein’iä: bitto bi šiel’ä el’et’äh voinalla otetuot brihat. Hyö aššutah, aššutah jovella. Čikko kyžy: ,,Mis’t’ä t’yö oletta, mis’t’ä aššutta?“. Hyö šanotah: „Myö el’ämmä L’innanšein’äl’l’ä, aššumma šil’mie pežemäh Čamkalla“. (Jovut on, ruwčča pikkurun’e).