Texts

Return to review | Return to list

Verhan vilun tuljon taga, verhale vilule randaižele (neižne voikab sajan edes)

history

March 05, 2019 in 12:23 Andrew Krizhanovsky

  • changed the title of the translation
    from За чужим холодным ветром, в чужую холодную сторонушку
    (плач невесты перед свадьбой)

    to За чужим холодным ветром, в чужую холодную сторонушку (плач невесты перед свадьбой)
  • created the comments of the source: "Волеваться" – фольклорное: быть на воле, на своей волюшке.

September 08, 2017 in 11:48 Нина Шибанова

  • changed the text of the translation
    Ой ты, кормилец-батюшка, и ты, ласковая матушка, я ухожу из высокой горницы своего родимого бытюшки, ухожу из еплого гнездышка своей ласковой матушки, из беззаботной жизни, из беззаботного уголочка. Я иду и прохожу по этому ровному полику. В высокой горнице, в теплом гнездышке последний разок одеваюсь и наряжаюсь, красуюсь и волююсь. Кормилец-батюшка, посмотри на меня, Ласковая матушка, посмотри на меня, Как я одеваюсь, как я наряжаюсь последний разочек, в полсднеюю минуточку. Недолго мне красоваться, недолго мне волеваться. Уронила и потеряла я этим темным вечерком свою красную красотушку, свою белую волюшку, свою беззаботную жизнь. Посмотрите, дорогие сестрицы, на меня, бедняжечку, на меня, горемычную. Посмотрите, родимые дядюшки, тетушки, на меня, бедняжечку, как я одеваюсь, как я наряжаюсь в свои красивые наряды, в свои красные красоты, [волююсь] своей вольной волюшкой, беззаботной жизнью. Теперь надо будет мне идти на чужую холодную сторонку, за чужим холодным ветром, к чужому неласковому батюшке, к чужой неласковой матушке. Кормилец-батюшка, ласковая матушка, придут красивые красные прзаднички, веслые гуляния, а я, бедняжка горемычная, в людях, за чужим холодным ветром красная красотушка потеряна, вольная волюшка уронена. Придут красивые празднички, сестрички да девушки оденутся, нарядятся, пойдут на круглые беседушки, на веселые летние игрища. Побежит быстрая реченька мимо высокой горницы, мимо теплого гнездышка ласковой матушки. Кормилец-батюшка, ласковая матушка, Пойдете на легкие работушки, на круглые заполья, на ровные лужочки, Вспомните меня на чужой холодной сторонушке, за чужим холодным ветром, с чужим недобрым батюшкой, с чужой неласковой матушкой. Пойду я на чужие холодные работушки, неведомые и незнакомые, устанут мои узкие плечики, слабые рученьки, молодая поясница. Теперь прошла беззаботная жизнь, прошло беззаботное время, прошли беззаботные утречки, темные вечерочки. Сестрички соберутся, и девушки соберутся да пойдут на круглые беседушки да стаунт веселиться, на красный праздничек оденутся и нарядятся, гулять пойдут, а я-то бедняжка горемычная, у меня уронена и потеряна своя красная красотушка, белая волюшка. Не подойдут к моей желтой косыньке красные ленточки. Мое гладкое личико покрыто и запрятано темной тучей. Не будет светить на мою желтую косыньку красное солнышко. Родимые сестрички, ласковая матушка, кормилец-батюшка, пойдете на работушку, так вспомните меня. У меня там будут долгие минуточки и длинные часики, рученьки-то устанут, плечики надломятся, жаловаться там некому, поболтать не скем, поговорить не скем. На чужой холодной сторонке чужие холодные соседушки, чужие холодные люди. Я, горькая бедняжечка, одна, надо будет все больные боли переболеть и большие заботы перенести, обидушки стерпеть и горести пережить. Кормилец ты батюшка, посмотри на меня, на мои узкие плечики, ласковая матушка, посмотри на меня, как я красуюсь и как я ликуюсь у кормильца-батюшки в высокой горенке, по этому гладкому полику у ласковой матушки в гнездышке. Последний разочек красуюсь и волююсь, я нарядилась и наделась в свои красные красотушки, в свои синие наряды. Недолго мне теперь красоваться и волеваться. Очень скоро я улечу и выпорхну от тебя, от кормильца-батюшки, от тебя, ласковой матушки, на чужую холодную сторонушку. Я молоденькая и глупенькая зеленая травинка, уронила и потеряла свою красную красотушку темным вечерком. Улетела, упорхнула красная красотушка, белая волюшка, беззаботная жизнь через ровные поля, через высокие темные леса, через гладкие болота, через ровные луга. Улетела, упорхнула, высоко уселась, далеко улетела, мне больше не услышать, не увидеть свою красную красотушку, свою белую волюшку. Родимые сестрички, придет красный праздничек, веселый Николушка, вспомните меня. Придет красивая красная весна, красное летечко, засветит ясное солнышко, побегут быстрые реченьки, быстрые ручейки, полетит паря милая птичка, красная кукушечка, полетит низко, сядет совсем близко, закукует очень тоскливо, вспомните меня молодую и глупую зеленую травинку. Я на чужой холодной сторонке устала и утомилась, не с кем поговорить, не скем поболтать о больных болях, о горестных временах, о тоскливых часочках, о горьких минуточках. Милые сестрички собираются и снаряжаются, одеваются и налаживаются своей веселой компанией, своей красивой ватагой. Милые сестрицы, милые подруженьки, ласковые девушки, придет красивый веселый мясоед, я приду и прибегу с чужой холодной сторонушки с чужим холодным ветром, так вы не испугайтесь меня, не бойтесь меня, примите и приголубьте в свою ватагу, в свою компанию меня с чужим холодным ветром.

September 08, 2017 in 11:46 Нина Шибанова

  • changed the text of the translation
    Ой ты, кормилец-батюшка, и ты, ласковая матушка, я ухожу из высокой горницы своего родимого бытюшки, ухожу из еплого гнездышка своей ласковой матушки, из беззаботной жизни, из беззаботного уголочка. Я иду и прохожу по этому ровному полику. В высокой горнице, в теплом гнездышке последний разок одеваюсь и наряжаюсь, красуюсь и волююсь. Кормилец-батюшка, посмотри на меня, Ласковая матушка, посмотри на меня, Как я одеваюсь, как я наряжаюсь последний разочек, в полсднеюю минуточку. Недолго мне красоваться, недолго мне волеваться. Уронила и потеряла я этим темным вечерком свою красную красотушку, свою белую волюшку, свою беззаботную жизнь. Посмотрите, дорогие сестрицы, на меня, бедняжечку, на меня, горемычную. Посмотрите, родимые дядюшки, тетушки, на меня, бедняжечку, как я одеваюсь, как я наряжаюсь в свои красивые наряды, в свои красные красоты, [волююсь] своей вольной волюшкой, беззаботной жизнью. Теперь надо будет мне идти на чужую холодную сторонку, за чужим холодным ветром, к чужому неласковому батюшке, к чужой неласковой матушке. Кормилец-батюшка, ласковая матушка, придут красивые красные прзаднички, веслые гуляния, а я, бедняжка горемычная, в людях, за чужим холодным ветром красная красотушка потеряна, вольная волюшка уронена. Придут красивые празднички, сестрички да девушки оденутся, нарядятся, пойдут на круглые беседушки, на веселые летние игрища, побежит. Побежит быстрая реченька мимо высокой горницы, мимо теплого гнездышка ласковой матушки. Кормилец-батюшка, ласковая матушка, Пойдете на легкие работушки, на круглые заполья, на ровные лужочки, Вспомните меня на чужой холодной сторонушке, за чужим холодным ветром, с чужим недобрым батюшкой, с чужой неласковой матушкой. Пойду я на чужие холодные работушки, неведомые и незнакомые, устанут мои узкие плечики, слабые рученьки, молодая поясница. Теперь прошла беззаботная жизнь, прошло беззаботное время, прошли беззаботные утречки, темные вечерочки. Сестрички соберутся, и девушки соберутся да пойдут на круглые беседушки да стаунт веселиться, на красный праздничек оденутся и нарядятся, гулять пойдут, а я-то бедняжка горемычная, у меня уронена и потеряна своя красная красотушка, белая волюшка. Не подойдут к моей желтой косыньке красные ленточки. Мое гладкое личико покрыто и запрятано темной тучей. Не будет светить на мою желтую косыньку красное солнышко. Родимые сестрички, ласковая матушка, кормилец-батюшка, пойдете на работушку, так вспомните меня. У меня там будут долгие минуточки и длинные часики, рученьки-то устанут, плечики надломятся, жаловаться там некому, поболтать не скем, поговорить не скем. На чужой холодной сторонке чужие холодные соседушки, чужие холодные люди. Я, горькая бедняжечка, одна, надо будет все больные боли переболеть и большие заботы перенести, обидушки стерпеть и горести пережить. Кормилец ты батюшка, посмотри на меня, на мои узкие плечики, ласковая матушка, посмотри на меня, как я красуюсь и как я ликуюсь у кормильца-батюшки в высокой горенке, по этому гладкому полику у ласковой матушки в гнездышке. Последний разочек красуюсь и волююсь, я нарядилась и наделась в свои красные красотушки, в свои синие наряды. Недолго мне теперь красоваться и волеваться. Очень скоро я улечу и выпорхну от тебя, от кормильца-батюшки, от тебя, ласковой матушки, на чужую холодную сторонушку. Я молоденькая и глупенькая зеленая травинка, уронила и потеряла свою красную красотушку темным вечерком. Улетела, упорхнула красная красотушка, белая волюшка, беззаботная жизнь через ровные поля, через высокие темные леса, через гладкие болота, через ровные луга. Улетела, упорхнула, высоко уселась, далеко улетела, мне больше не услышать, не увидеть свою красную красотушку, свою белую волюшку. Родимые сестрички, придет красный праздничек, веселый Николушка, вспомните меня. Придет красивая красная весна, красное летечко, засветит ясное солнышко, побегут быстрые реченьки, быстрые ручейки, полетит паря милая птичка, красная кукушечка, полетит низко, сядет совсем близко, закукует очень тоскливо, вспомните меня молодую и глупую зеленую травинку. Я на чужой холодной сторонке устала и утомилась, не с кем поговорить, не скем поболтать о больных болях, о горестных временах, о тоскливых часочках, о горьких минуточках. Милые сестрички собираются и снаряжаются, одеваются и налаживаются своей веселой компанией, своей красивой ватагой. Милые сестрицы, милые подруженьки, ласковые девушки, придет красивый веселый мясоед, я приду и прибегу с чужой холодной сторонушки с чужим холодным ветром, так вы не испугайтесь меня, не бойтесь меня, примите и приголубьте в свою ватагу, в свою компанию меня с чужим холодным ветром.